Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 сентября 2008 г.

Питер Миллар | The Times

С Россией Дэвид Милибэнд и Дэвид Кэмерон крепко промахнулись

Самое пугающее веяние последних недель - не превращение России в изображении средств массовой информации из добродушного, пусть и грубоватого, медведя в рычащего волка, а непосредственная реакция британских политиков.

Во время поездок в Киев и Тбилиси министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд и лидер Консервативной партии Дэвид Кэмерон продемонстрировали, что исторической перспективой не владеют: принимая красивые позы, они рассуждали о политико-экономических разногласиях, в которых оба разбираются едва ли не хуже учащегося средней школы. Россия - это огромная страна, и находится она не так далеко, как нам хотелось бы. Познания британских политиков о ней чрезмерно скудны. Явственнее всего это проявляется, когда речь заходит о "ближнем зарубежье" - бывших советских республиках, которым Джордж Буш - а теперь и Милибэнд с Кэмероном - хотели бы предоставить членство в НАТО - при том, что России Запад в нем отказал.

Говорят, Россия боится новой изоляции. Действительно, так и есть, но этим дело не ограничивается: вхождение сил НАТО на Украину для большинства россиян будет равносильно интервенции. А со стороны Кэмерона ставить знак равенства между Украиной и Эстонией (как он поступил на прошлой неделе) - это глупость.

История, язык и культура Эстонии носят явно иной характер. Силой загнанная в Советский Союз во время Второй мировой войны, за предшествующие века эта страна успела побывать в составе Швеции и под управлением тевтонских рыцарей. Язык ее родственен финскому.

Совсем другое дело - Украина. Название этой страны происходит от старославянского "край", что значит "граница", другими словами - окраинные земли.

Мы перестали ставить перед словом "Ukraine" определенный артикль, чтобы название этой страны звучало так же, как и название любого другого государства. Для россиян оно звучит по-прежнему. У "the Ukraine" до 1991 года не было опыта существования в качестве независимого государства. Как большинство окраинных земель, она была предметом практически беспрерывных вооруженных споров - с тех пор, как раннеславянское государство Киевская Русь пало под ударами монгольских захватчиков.

Украинские территории на протяжении веков входили в крупное федеративное польско-литовское государство, а большая часть Западной Украины - в Австро-Венгерскую империю.

Сегодня эти области отличаются наибольшим стремлением к Западу. Основной разговорный язык там, как правило, не русский, а украинский, а большинство населения принадлежит не к Русской православной, а к Греко-католической церкви.

Киев же остается оплотом русско-славянской идентичности. Именно из Киевской Руси, которая значительно старше Москвы, происходит слово "Россия"; на Пушкинской площади в Москве возвышается статуя первого правителя этого государства - Рюрика (так в тексте. - Прим. ред.). Киев играет знаковую роль - как Винчестер или местечко Раннимед для Англии. Из всех потерь, связанных с падением Советского Союза, потеря Украины и Белоруссии стала для россиян самой тяжелой.

50% населения Украины говорит по-русски (в то время как этнических русских там всего 17%). С точки зрения многих россиян (в том числе и покойного Александра Солженицына), украинский язык немногим отличается от диалекта русского. Они воспринимают его точно так же, как уроженцы Ньюкасла - южный диалект английского. Сталин, этот грузин, ставший главным русским империалистом, в 1945 году отдал украинцам новые территории (так в тексте. - Прим. ред.), поскольку считал, что они от России никуда не денутся. Российский лидер выступил против предоставления Канаде и Австралии членства в ООН и снять вето был готов лишь в том случае, если в эту организацию были бы приняты и "доминионы" России. И вот они туда вошли. Сталину в самом страшном сне не могло бы привидеться, что они голосуют по-своему, не говоря уж о предоставлении им независимости.

Грузия для Москвы - всего лишь пробный шар, и эта проба прошла для России успешно. Если Украина получит приглашение в НАТО, возникнет угроза не просто конфликта вокруг черноморского порта Севастополь, арендованного до 2017 года российским ВМФ, но аннексии Россией всего Крымского полуострова. Это столь же вероятно, сколь и легко осуществимо. С основной украинской территории туда можно попасть по прямой насыпи через лиман, взять которую можно одной единственной воздушно-десантной дивизией. А до города Керчь на востоке полуострова с российской территории - менее трех миль по воде.

Местное население поддержит российскую аннексию. До 1945 года (так в тексте. - Прим. ред.) Крым не был частью Украины. 90% жителей полуострова говорит по-русски. Взамен выдворенного Сталиным исконного населения - татар - сюда переселили русских.

С этого на Украине может начаться гражданская война, в которую почти наверняка будет втянут и тяготеющий к Москве мятежный Приднестровский регион, входящий в состав соседней Молдавии.

Перед нами настоящее минное поле, которое Милибэнд и Кэмерон топчут, не сверяясь с картой. Допустим, Джон Маккейн увидел в глазах Владимира Путина надпись "КГБ"; но теперь эти буквы значат не то, что прежде. Да, в России правит коррумпированный псевдодемократический режим - но не коммунисты.

Это борьба за сферы влияния. Россия больше не оспаривает у США мировую гегемонию, но это не значит, что она будет сидеть и молча наблюдать, как дядя Сэм паркует свои танки на лужайке перед ее домом. Как сказано в новой книге Джона Ле Карре: "Игнорировать уроки истории - все равно что не обращать внимания на волка перед собственной дверью".

Автор был обозревателем The Sunday Times по Центральной Европе, за репортажи времен окончания холодной войны был признан журналистом-международником года

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru