Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 сентября 2005 г.

Джереми Пейдж | The Times

"Мы не хотим жить в стране, где человеческая жизнь ничего не стоит"

Вчера в 9:15 одинокий, отчаянно тоскливый звонок раздался над руинами средней школы номер один города Беслана в память о той минуте, когда год назад там начался кошмар.

Его едва можно было расслышать из-за плача матерей, собравшихся во дворе школы, где 1 сентября прошлого года вооруженные боевики захватили более тысячи заложников. Убитые горем матери в траурных одеждах прошествовали через школьный спортзал, чтобы отдать дань памяти перед фотографиями 331 погибшего (половина из них - дети) во время штурма, начатого российскими спецслужбами через два дня после захвата. Одна из жертв, молодая женщина, умерла всего несколько недель назад - все время после трагедии она была в коме.

"Прости меня, что я тебе не помогла!" - кричит женщина, протягивая руки к фотографии. "Почему он умер, почему?" - плачет другая, вытирая слезы платком. Неподалеку еще одна женщина прижимается лбом по очереди к фотографиям четверых погибших детей из одной семьи. Прямо из школы многие скорбящие отправились к близлежащему кладбищу, где гранитные могильные плиты, стоящие рядами, стали молчаливыми свидетелями утраты.

Годовщина началась торжественно: родственники возложили на место трагедии красные гвоздики, зажгли 331 свечу, из громкоговорителей раздавались звуки моцартовского "Реквиема" и "Аве Мария" Баха. Однако вскоре на место скорби пришел гнев, терзающий жителей этого города из-за отсутствия независимого расследования.

Когда в здание попыталась войти директор школы Лидия Цалиева, разъяренные матери с криками "Убийца!" набросились на нее и оттеснили к заграждению, пока охранники не увели ее.

"Я хочу ее убить", - выкрикнул 40-летний Бабрас Цалагов. Он один из тех жителей Беслана, которые в своем отчаянии обвиняют Цалиеву в пособничестве террористам. Нет никаких доказательств, что 73-летняя Цалиева, сама оказавшаяся заложницей вместе со своими внуками, помогала захватчикам. Ее товарищи по несчастью отмечают ее мужество во время захвата. Однако остальные обрушили на нее свой гнев, желая найти хоть кого-то, ответственного за трагедию, кроме Нурпаши Кулаева, единственного взятого живым захватчика.

"Им нужно найти виноватых, - говорит Олег Альбегов, один из соседей Цалиевой. - Пока нам не скажут правду, это будет продолжаться".

Сегодня группа родственников жертв Беслана встретится с президентом Путиным в Москве, чтобы потребовать адекватного расследования и наказания тех чиновников, чья халатность или некомпетентность способствовали трагедии. Представительница комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева сказала, что выбор времени для этой встречи - это "верх цинизма", но согласилась прервать свой траур, чтобы принять в ней участие. Путин, которого комитет "Матери Беслана" попросил воздержаться от участия в траурной церемонии, вместо этого объявил минуту молчания, будучи с визитом в городе на юге России.

"Сегодня, год спустя после ужасной трагедии в Беслане, миллионы людей и у нас в стране, и за рубежом, все те, кто знает об этой страшной катастрофе, и все, у кого есть сердце, вспоминают об этом кошмаре", - сказал он.

Его личный представитель Дмитрий Козак вместе с новым президентом Северной Осетии Таймуразом Мансуровым пришли в школу, но, встречаясь с группой матерей, подверглись нападкам. Элла Кисаева, одна из матерей, кричала: "Факт в том, что наши дети были убиты, и никто не хочет заниматься этим вопросом".

Парламентская комиссия Северной Осетии при поддержке многих выживших во время захвата обвиняет российские спецслужбы в использовании огнеметов и танков, из-за которых могли погибнуть многие заложники. Российская прокуратура настаивает, что это оружие пошло в ход только после того, как внутри школы не осталось живых заложников.

Напряжение по всему Северному Кавказу растет, и епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан, глава христианской епархии региона, призвал жителей Северной Осетии не мстить друг другу и своим соседям.

Он также предложил построить на месте школы храм, чтобы помочь процессу восстановления прежней жизни. "Храм - это лучший способ сохранить память об этих детях", - сказал он.

Однако Фатима Ваниева и ее сестра Жанна Кусова говорят, что это было бы слабым утешением, если правительственные чиновники так и не будут привлечены к ответу. У Ваниевой в время трагедии погиб 19-летний сын Альберт. Восьмилетняя дочь Кусовой Карина стала инвалидом из-за ожогов и осколочных ранений. Кусова рассказывает: "Карина всего боится. Она не может оставаться одна и часто кричит по ночам. Когда гремит гром, она начинает плакать и кричать: "Это стреляют!"

Карина не только отказалась участвовать во вчерашней церемонии, она вообще не хочет больше никогда ходить в школу в Беслане. Многие испытывают те же чувства.

Несколько сотен жителей Беслана вчера подали петицию с просьбой о предоставлении им политического убежища за границей. В петиции говорится: "Мы потеряли всякую надежду на справедливое расследование причин и виновников нашей трагедии, и мы не желаем больше жить в этой стране, где жизнь человека ничего не значит".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru