Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 декабря 2007 г.

Норман Стоун | The Times

Неудивительно, что им нравится Путин

Пусть Запад прекратит свои упреки. Российский народ знает чего хочет и четко дает это понять

Победа Владимира Путина на выборах в Думу, прошедших в это воскресенье, широко прогнозировалась, но Запад отозвался на этот результат ворчанием. Добропорядочные официальные наблюдатели высказывали упреки, грозя России пальцем: во-первых, ходили слухи о вбросе бюллетеней и запугивании избирателей по месту работу, во-вторых, наблюдатели жаловались, что в течение нескольких недель перед выборами российские СМИ почти в один голос рисовали благостный портрет правительства. Несомненно, определенная правда в этом есть.

Российский электорат - все еще довольно странное существо, гибрид старого с новым. В былые советские времена выборы представляли собой повод для гулянки - где-нибудь в мертвенно-унылой провинции они являлись событием. Старушки - божьи одуванчики приходили на участки толпами и вполне решительно голосовали за кандидата от единственной партии, который предлагал им чай с пирожными (и развлекал музыкой, обычно из работающих на полную катушку колонок). Все это имеет место и сегодня; есть и еще один рудимент советских времен, когда у выборов был аспект "коррумпированного округа": люди голосовали за начальника или его кандидата так, как когда-то поступали в Англии владельцы крупных поместий.

Но у российской политической жизни появилась новая черта - возникло настоящее общественное мнение, и никакая лавина критики его не разрушит. Президент Путин популярен в народе, и, если взглянуть на это глазами россиянина, легко понять почему. Собственно, исход его недавних выборов немало напоминает успех генерала де Голля в 1958 году.

Россия, как и Франция в вышеупомянутый период, оправляется от кризиса, который грозил стать фатальным. В 1958 году Франция была расколота из-за неприглядной войны в Алжире. Эта война сопровождалась дикарским поведением - меньшим по размаху, но того же порядка, что мы видели в течение прошлого десятилетия в Чечне. Правительство развалилось; де Голль взял управление страной на себя; на референдуме по новой конституции де Голля поддержали 80% голосовавших, а политические партии, которым он покровительствовал, получили две трети голосов. Это не очень отличается от цифр, в которых выражается успех Путина, и даже процент явки - в голосовании участвовало более трех пятых избирателей - делает ему некоторую честь, так как общей главной чертой выборов, проводящихся в "странах молодой демократии", является глубокая апатия электората.

Все это происходит на фоне того, что Путин хорошо справляется со своей работой вопреки исторической тенденции, которая в случае ее продолжения могла бы привести к полному разрушению России. В настоящее время все графики, отражающие жизнь в России, находятся на подъеме. Это касается двух жизненно важных параметров. Первый из них - рождаемость. При коммунистическом режиме - по крайней мере, в последние три десятилетия его существования - рождаемость неуклонно снижалась; аборты превратились в кошмарную эпидемию, поскольку средства контрацепции были примитивными, но женщины предпочитали делать аборт, а не производить на свет детей для жизни в этом советском мире. Теперь рождаемость снова повысилась до уровня, обеспечивающего воспроизводство населения, и это тоже голосование, выражающее уверенность в будущем.

Второй важный показатель связан с тем, что Россия потеряла свою империю, но все же осталась страной, где проживает огромное множество меньшинств, преимущественно тюркско-татарские народы. Кое-что значит и тот факт, что эти народы не поддерживают сепаратистско-националистические партии с исламским уклоном или без такового: эти народы тоже решительно пошли за Путиным. Другими словами, Путину, по-видимому, удалось нащупать некий modus vivendi, и такие города, как столица Татарстана Казань, сейчас весьма процветают.

В чем причина популярности президента Путина, понять несложно. Россия в некоторых областях переживает бум, причем не только благодаря ценам на нефть. Россия производит товары, и в хорошо управляемых городах, например в Архангельске, достигнут уровень совершенно нового богатства. Даже некий депутат британской Палаты общин (тори), находившийся здесь в качестве наблюдателя на выборах и обиженный тем, что его третировали, перемежал критику Путина с замечаниями, что некоторые из жилых комплексов, которые он увидел, вполне можно представить себе в Суррее.

Победа Путина также отражает желание россиян никогда вновь не переживать ужасов чеченской войны. Помните захват заложников в московском театре, где зрителей отравили газом? Или массовую бойню бесланских школьников, стоявших в лужах собственной мочи? Тот факт, что все это, как и следовало, отошло в прошлое, - заслуга Путина.

В более широком плане россияне наконец-то почувствовали, что кто-то отстаивает их интересы. В дни Бориса Ельцина российское правительство казалось сборищем клоунов, но, как заметил Артур Кестлер: "При взгляде в упор лицо клоуна может показаться зловещим". То была эпоха, когда за границу вывозились горы грязных денег, когда уровень жизни в России упал до очень низкой отметки, когда все, кто имел возможность, эмигрировали. Иностранцы с Россией почти не считались, и большую досаду вызывало то, что Великобритания предоставила политическое убежище лицам, которых россияне считали преступниками.

Мало того, россияне чувствовали, что существует стратегия США по установлению своего контроля над большой частью прежнего СССР: базы в Центральной Азии, интересы нефтяных фирм, простирающиеся к Каспийскому морю, превращение Польши и Грузии (где полиция ходит в турецкой форме) в агентов влияния НАТО. Если на территории прежнего СССР - например, на Украине - правительства сопротивлялись этому, существовала машина для их свержения: демонстрации на улицах, прозападные неправительственные организации, проповедующие те или иные гипотетически-безупречные в нравственном отношении принципы, меж тем как дельцы в кулисах только и ждали, когда за "демократизацией" последует приватизация по бросовым ценам. Были и "революция роз", и "оранжевая революция" по полномасштабному сценарию; в Киеве бородатые депутаты Европарламента скрывались в палатках на главной площади с таким видом, будто на них сейчас пойдут в атаку казаки. То был фарс, но фарс довольно зловещий, и прямо по соседству с Россией - так сказать, "на ее дворе".

Те же самые западные дипломаты и неправительственные организации взращивали в Москве собственные креатуры; некоторые из них, несомненно, являются достойными и серьезными людьми, но все они в глазах общественного мнения - агенты Запада и потенциальной "капустной революции".

Владимир Путин спас Россию от бурь, которые сотрясают Украину или Грузию. Как де Голль, он не пользуется популярностью среди большинства журналистов (кстати, де Голль посадил 300 журналистов в тюрьму). Как де Голль, Путин доказал, что может во внешней политике быть несговорчивым человеком, даже до надоедливости. Но, если россияне видят в нем свою самую реальную надежду, их следует понять.

Норман Стоун - автор нескольких книг. Наиболее свежая из них - "Первая мировая война: краткая история"

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru