Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
4 апреля 2005 г.

Роджер Бойез | The Times

Консерватор, который разгромил коммунизм

В Папе Римском все еще жил бывший студент-бунтарь, который требовал перемен. Он был против получения прибыли любой ценой, осуждал эксплуатацию простых людей и разрушение природы.

Он поддерживал идеи левых сил: выступал за отмену всех долгов стран третьего мира и прекращение санкций против Кубы, осуждал бомбардировки Ирака и вновь и вновь говорил о той угрозе, которую несет капитализм, когда становится бесконтрольным.

Папа Римский Иоанн Павел II (Кароль Войтыла), поляк по происхождению, был консервативным понтификом, который руководил духовенством железной рукой и чье непреклонное следование догмам заставило либералов отступить. И он же призывал к примирению с другими религиями и никогда не боялся извиниться за ту несправедливость, которую совершала католическая церковь (прежде всего по отношению к евреям).

Он осуществлял свои властные функции с поразительным хладнокровием. Однажды испанский кардинал сказал Папе: "Как епископ, я вынужден уведомить вас о том, что требование к католическим священнослужителям придерживаться обета безбрачия создает массу проблем, в том числе нехватку священников". Иоанн Павел II ответил: "Как Папа, я вынужден уволить вас".

Папа одержал историческую победу над коммунизмом, но потерпел поражение, не сумев сделать капитализм более человечным. Преследуя обе эти цели, он показал себя искусным политиком мирового масштаба.

Роль Папы в разгроме коммунизма велика. Он вел свою кампанию против коммунизма со всей утонченность дипломатии Ватикана, при помощи разведслужб, используя даже фотографии, сделанные со спутников.

В книге о политике, которую вел Папа в годы холодной войны, Карл Бернштейн описывает встречу понтифика с эмиссаром президента Рейгана генералом Верноном Уолтерсом. Был ноябрь 1981 года. Генерал показал Папе сделанные со спутника фотографии, чтобы продемонстрировать, что советские войска готовятся к вторжению в Польшу.

Папа не показал своих эмоций, что удивило Уолтерса. Он лишь задавал вопросы: "С какой высоты это было снято? Что здесь? А что здесь?" - "Это бензовоз, - объяснял генерал Уолтерс. - А это трактор, который может прокладывать трассу по бездорожью - он используется в военных целях, а не в сельском хозяйстве".

Кароль Войтыла всегда преследовал более глубокие цели, чем, например, Рональд Рейган с его стремлением увидеть коммунизм "в мусорной яме истории". Джерси Туровский, бывший редактор краковской католической газеты Tygodnik Powszechny (любимая газета Папы), так сказал о своем старом друге: "Он и не левый, и не правый, и не националист".

От своего наставника, польского примаса Стефана Вышинского, Войтыла узнал, что сама по себе конфронтация с коммунизмом не может быть целью. Необходимо проводить такую политику, в результате которой коммунисты сдадут свои позиции, продолжая считать себя сильными.

Позже, когда падение коммунизма ускорилось, Папа стремился воссоединить верующих посткоммунистических стран и остального мира. Папа Иоанн XIII на своем смертном одре прошептал: "Ut unum sint" - "Да будут все едино", и эта фраза из Евангелия стала девизом политики Войтылы на Востоке.

Одной из его последних поездок в Восточную Европу стал визит в Румынию в мае 1999 года. Это была первая поездка Папы в православную страну, и ее целью было принести мир в напряженные отношения между католическими и православными христианами. Безусловно, Иоанн Павел II задал новый тон политике Ватикана на Востоке.

КГБ наверняка вело за ним наблюдение с начала 1970-х годов, и его назначение Папой Римским в октябре 1978 года Москва посчитала бедствием. Во время своей первой поездки в качестве Папы на родину, в Польшу, он проповедовал "необходимость перемен", что еще более усилило страхи Советов. После визита Папы соотношение сил между ролью церкви и коммунистической партии в Польше кардинально изменилось.

Папа имел талант найти подход к любой аудитории - к рабочим, фермерам, ветеранам войны, и вызвать у всех этих людей общие чувства. Влияние Папы стало основой для возникновения движения "Солидарность".

Выступая в Польше, Папа, по сути, обращался ко всему коммунистическому миру, он упоминал в своих проповедях Литву, Латвию и Украину. После визитов Папы в Польшу из Польши в другие страны приходили пилигримы, которые хотели поделиться атмосферой праздника.

Москва очень быстро осознала угрозу. В 1978 году Олег Богомолов подготовил для Центрального комитета КПСС доклад, в котором говорилось, что новый польский кардинал ведет более агрессивную политику, чем его предшественник, Павел VI, и эта политика направлена на унификацию католической церкви, прежде всего в социалистических странах.

Поскольку Папа оказал активную поддержку движению "Солидарность" и его лидеру Леху Валенсе, Москва стала считать, что это является частью стратегического плана по ослаблению ее власти. Усилили нервозность Москвы слова президента Рейгана об "империи зла" и контакты между американской администрацией и Ватиканом. Поэтому логично подозревать КГБ в том, что он приложил руку к попытке убийства Папы в мае 1981 года. Это покушение, за которым тянется "болгарский след", все еще остается одной из самых больших загадок в жизни Иоанна Павла II.

1989 год оказался для Папы годом триумфа. Сила католической церкви в Польше стала фатальной для архитектуры Восточноевропейского коммунизма. После того как Польшу подтолкнули в направлении к гражданскому обществу, вся конструкция советской империи начала обрушиваться.

Католическая церковь помогла польскому лидеру, генералу Ярузельскому провести переговоры и отдать власть мирным путем. Это стало моделью для всего региона. К великой радости, революции 1989 года были почти бескровными. Кровь пролилась позже.

В 1990-е годы Папа был обеспокоен ситуацией на Балканах. Вспышка насилия показала, что церковь имеет ограниченное влияние в этом регионе. Война между католической Хорватией и православной Сербией стала препятствием для миссии Папы по примирению между церквями. Война в Боснии и конец мирного сосуществования разных наций в регионе не дали осуществиться мечте Папы.

Кроме того, западная трактовка революций в Восточной Европе как победы капитализма заронила обиду в его славянскую душу. Люди сосредоточились на том, чтобы делать деньги, а не на том, чтобы строить зрелое гражданское общество.

В 1990-е годы влияние церкви среди народов Восточной Европы ослабло, и Папа оказался разочарован в восточноевропейских лидерах (за исключением агностика Вацлава Гавела).

Мало кто прислушивался к предупреждениям Папы об опасности национализма и культа потребительства. Даже самые большие поклонники Папы из числа поляков игнорировали его слова о недопустимости абортов и о незыблемости брака. Они все меньше и меньше слушали Папу во время его последних поездок в Восточную Европу, которые он совершал, будучи уже старым и больным человеком.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru