Архив
Поиск
Press digest
13 июля 2020 г.
4 августа 2008 г.

Карл Мортишед | The Times

Билл Браудер: возвращение домой с недобрых улиц Москвы

Билл Браудер называет себя "value investor" - "стоимостной инвестор". На жаргоне управляющих инвестфондами так обозначается человек, обращающий внимание на недооцененную стоимость акций, которых никто не замечает, искатель потаенных сокровищ. Впрочем, термин "инвестиции в стоимость" лишь очень приблизительно описывает то, чем занимается Браудер.

Как и другие специалисты по вложению денег, глава Hermitage Capital излагает свою стратегию в виде презентации в формате PowerPoint, но если вы хоть что-то знаете о Билле Браудере, то это отрепетированное выступление не дает удовлетворения - закрадывается подозрение, что в этой истории что-то опущено.

Все управляющие инвестфондов - кроме тех, кто руководствуется биржевыми индексами, и тех чудиков, которые предсказывают будущее по линиям на графиках, - называют себя "стоимостными инвесторами", но глава Hermitage практикует нечто принципиально иное - ради стоимости он предпринимает напряженные усилия.

Его не интересует покупка долей в скучных семейных производственных фирмах с прицелом на то, чтобы пробудить руководство от спячки.

Судя по его прошлому опыту, стратегия Браудера состоит в том, чтобы заняться ведущей компанией, имеющей тесные связи в правительстве, и провести "патолого-анатомическую экспертизу" ее инвестиций.

При выявлении мошенничества и хищений начинается широкая публичная кампания разоблачений и осуждения, после чего средства частично возвращаются законным владельцам, а курс акций подвергается сильной корректировке. А в конечном итоге Браудера выгоняют из России.

Кампания Hermitage Capital, направленная против мошенничеств в "Газпроме", принесла огромные прибыли инвесторам, в том числе многим из тех, кто никогда не вкладывал деньги в фонд Браудера.

Начал он в 1996 году, имея 25 млн долларов. За полтора года увеличил капитал почти в 10 раз, а затем привлек средства новых инвесторов размером в 1 млрд долларов. Было время, когда общая сумма достигла 4 млрд долларов, и Hermitage стал крупнейшим в России зарубежным портфельным инвестором.

Однако Браудер вызвал раздражение у какого-то очень могущественного человека - до сих пор он сам не знает у кого, если верить его словам, - и в ноябре 2005 года ему не позволили в очередной раз въехать в Россию. С тех пор он там не бывал.

Теперь Hermitage стремится переключиться на Ближний Восток, в особенности на страны Персидского залива, где Браудер вкладывает средства своего нового фонда. В апреле прошлого года он привлек 625 млн долларов. Его интересуют компании, работающие в области инфраструктуры в Кувейте и Объединенных Арабских Эмиратах.

На данный момент, после длительного процесса селекции, в течение которого была рассмотрена одна тысяча компаний из разных стран мира, в его портфеле насчитываются 15 инвестиций. По его оценке, инвестиционный климат в странах Персидского Залива просто курортный по сравнению с российским. "Корпоративное управление там поставлено намного лучше. В России были сплошные мошенничества. На Ближнем Востоке мы ни с чем подобным не сталкиваемся".

Параллели между уходом Браудера из России и нынешними передрягами в жизни ТНК-BP (российском аффилированном предприятии BP, где в результате борьбы за власть главный управляющий, выдвинутый на этот пост BP, теперь руководит своей компанией откуда-то из Центральной Европы) очевидны.

"Если моему опыту можно верить, проблемы BP только начинаются. BP следует дать им отпор, воспользоваться всем, что в ее власти. Иного языка эти люди не понимают".

Кому это знать, как не Браудеру. Аннулирование визы положило конец его стратегии инвестиций в Россию - но то были цветочки по сравнению с дальнейшими событиями.

В июне 2007 года, когда глава Hermitage прохлаждался в Лондоне, о его мытарствах узнал некий подполковник из налогового отдела министерства иностранных дел России.

Под предлогом расследования нарушений налогового законодательства подчиненные подполковника провели обыск в московских офисах Hermitage и его юридической фирмы, конфисковали документы, винчестеры компьютеров и печати компаний, а заодно избили российского юриста, который осмелился протестовать.

За последующие полгода была осуществлена замысловатая афера, в результате которой несколько компаний Hermitage перешли к новым владельцам и получили новых директоров.

Против компаний Hermitage был сфабрикован судебный иск. Подставные директора признали претензии справедливыми, и суд постановил выплатить компенсацию в размере 376 млн долларов.

Браудер описал аферу в мельчайших подробностях в виде презентаций в формате PowerPoint. Прямо чувствуется, с каким упоением он гоняется за гангстерами по сумрачным коридорам Кремля.

"Поразительно, правда?" - говорит он. Дальнейшие события были еще поразительнее: мошенникам не удалось добраться до денег, так как акции "Газпрома", принадлежавшие компаниям, к тому времени уже были выведены в офшоры.

Блюстители порядка не капитулировали, а пошли другим путем. Обанкротив компании Hermitage посредством сфабрикованных исков, они потребовали, чтобы государство вернуло им налоги, законно отчисленные Hermitage в российскую казну - общей суммой в 230 млн долларов. Эти деньги были вручены мошенникам: так налоговые инспекторы облапошили налоговое ведомство.

Что движет главой Hermitage? "В Москву я поехал с надеждой найти дешевые акции". В то время Браудер был поклонником Владимира Путина - поддерживал президентскую программу реформ.

Первый конфликт Браудер имел с Владимиром Потаниным, российским магнатом нефтяной и металлургической промышленности, из-за акций нефтяной компании Sidanco, которую позднее купила BP. Hermitage приобрел 2% акций "Сиданко", но магнат хотел утвердить свою власть.

"Он решил выпустить акции для группы инсайдеров, в том числе для самого себя. Мне пришлось затеять бой, чтобы предотвратить растворение капитала".

В этом разбойничьем мире постсоветского корпоративного гангстеризма Браудер выглядит весьма неожиданно - этакий благородный рыцарь честного корпоративного управления. Однако о "хороших парнях" и "плохих парнях" он говорит в таком стиле, что аморальность московских деловых отношений отступает на задний план.

Его дед, Эрл Браудер, был одним из основателей компартии США, в 1927 году поехал в Россию, а впоследствии стал генеральным секретарем своей партии.

В годы Второй мировой Браудер-старший был исключен из партии за призывы к сосуществованию с капитализмом, а во время "охоты на ведьм" в 1950-е годы - гонений на коммунистов - был допрошен сенатором Джо Маккарти, но отказался давать показания против своих бывших товарищей.

Браудер-младший говорит, что выбрал амплуа "паршивой овцы" в своей семье - увлекся капитализмом и отказался от научного поприща (кстати, его отец - авторитетный математик).

Первоначально "паршивая овца" работала в Boston Consulting Group. Когда Браудера послали в Польшу, чтобы он разобрался с делами прогорающего автобусного завода, он вошел во вкус инвестиционной деятельности.

Польские власти приватизировали государственные предприятия, выставляя их акции в открытую продажу. "Я взял все свои сбережения - 4 тыс. долларов, подал заявки на все приватизации и удесятерил свои деньги". Затем Браудер перешел на работу в Salomon Brothers и занялся трейдингом в сфере восточноевропейских ценных бумаг. В 1995 году уволился и учредил Hermitage.

У этого бунтаря, как и следовало ожидать, весьма апокалиптические взгляды на будущее финансового рынка. Он считает, что кредитный кризис еще далек от завершения. "В инвестиционной сфере произойдет колоссальная эрозия. Как-никак, "бычья фаза" на рынке продлилась 20 лет".

Сильные потрясения на модных развивающихся рынках продолжатся. "Китайский фондовый рынок торговался с 50-кратным ростом. Когда в Китае лопнет пузырь, начнется цепная реакция - произойдет "деБРИКизация" мира", - говорит он, подразумевая БРИК - группу, в которую неофициально объединяют Бразилию, Россию, Индию и Китай. Эта аббревиатура стала символом динамичности развивающихся рынков.

У главы Hermitage есть собственный слоган: "Отключись от финансовой сети". Под "финансовой сетью" он подразумевает сферу рынков капитала, места, где капитал потребляется, а не генерируется. "Лучше избегать мест, где рынки капитала активны".

"Кто страдает в ситуации, когда невозможно занять денег? Те, кому позарез надо где-то занять". Такой ход мыслей привел Браудера на Ближний Восток, где наблюдается значительный избыток капиталов, а денежные ссуды под проценты не одобряются местной культурой.

Локальные ближневосточные компании пока не вызывают острого интереса у инвестиционных банков, отмечает он, а между тем деньги текут в ближневосточные сундуки рекой. Доход крупных экспортеров при цене 100 долларов за баррель составляет, в общей сложности, 1,3 триллиона долларов. И все эти деньги остаются в странах Персидского залива.

"Это величайшее перераспределение богатств в мировой истории", - говорит он.

В Hermitage работает 18 аналитиков. Большинство из них русские, так как, по словам Браудера, это "одни из умнейших людей в мире, воспитанные в одном из худших климатов для бизнеса". Он цитирует песню Фрэнка Синатры о Нью-Йорке: если ты пробьешься там, то пробьешься везде.

Но для самого Браудера новой родиной стала Великобритания. Женившись, он перешел в британское гражданство и очень любит эту страну, с благодарностью вспоминая, как его поддержало британское правительство, когда он пытался восстановить свою российскую визу. "Это хорошая страна. Мне нравится принцип верховенства закона".

Резюме Браудера

Родился в Чикаго в 1964 году.

Образование: диплом Чикагского университета в области экономики, степень MBA получил в Stanford Business School.

Профессиональная карьера: Boston Consulting Group, отдел Middle Eastern Practice; Salomon Brothers, трейдер, специализировался на российских и восточноевропейских акциях; в 1995 учредил Hermitage Fund в партнерстве с Эдмондом Сафрой, основателем Republic Bank. 2005: российская виза Браудера аннулирована по соображениям государственной безопасности. 2007: Hermitage привлек 625 млн долларов для финансирования нового фонда, главным направлением которого станет Ближний Восток.

Другие интересы: председатель Russia Task Force в Institute of International Finance; член "Круглого стола по вопросам корпоративного управления в России", учрежденного Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию и Всемирным банком.

Семейное положение: женат, двое детей.

Как говорит сам Браудер

"Банковская система - это система кровообращения финансов. Если система кровообращения не работает, больной умирает" (Билл Браудер о кредитном кризисе).

"Лучше отключиться от финансовой сети. Чтобы со всем этим управиться, потребуется масса времени, и все точки, откуда имеется легкий доступ к рынкам капитала, пострадают. Ближневосточные компании отключены от финансовой сети". (О своей нынешней инвестиционной стратегии, идея которой - избегать финансовых центров).

"В течение ближайших 12 месяцев произойдет значительная ревальвация валют с привязанным курсом. Это будет прямая противоположность 1997 года". (По поводу того, что девальвация доллара, на взгляд Браудера, продолжится).

"Когда в Китае лопнет пузырь, начнется цепная реакция - произойдет "деБРИКизация" мира" (о перспективах развивающихся рынков в условиях продолжающегося кредитного кризиса).

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru