Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2020 г.
4 декабря 2006 г.

Тим Хеймс | The Times

Никогда не говори "никогда", вот только Путин не Эрнст Блофельд

Если бы не смерть человека, то дело Литвиненко могло бы показаться самой удивительной и эффективной рекламной кампанией нового фильма о Джеймсе Бонде. В этом деле есть все, что некогда принесло такой успех агенту 007. Множество загадочных шпионов, невидимый кукловод где-то за ширмой и таинственный яд, из-за которого на предмет радиации были проверены шикарные отели, множество самолетов и целый футбольный стадион. Вчера появились сообщения о том, что Александр Литвиненко предложил одной российской женщине-ученому совместно использовать его многочисленных информаторов в российских спецслужбах и шантажировать ряд высокопоставленных фигур. А в других газетах стали появляться кричащие заголовки: "Разоблачение: шпионаж России - главная угроза для Великобритании".

В результате стали говорить, будто холодная война еще не до конца отошла в историю. От всеобщей готовности сразу возложить вину прямо на Владимира Путина, как это сделал Литвиненко, находясь при смерти, захватывает дух. Российского президента стали изображать как еще одного Эрнста Блофельда, зловещего создателя организации "Спектр", который поглаживает своего белого кота и спокойно решает, убивать или не убивать своих врагов.

Многие сделали вывод, что независимо от причастности или непричастности к этому конкретному убийству Путина, оно "пролило свет" на его режим. Так называемый "демократ" на деле оказался наследником Ленина, Сталина и ряда жестоких царей, правивших страной прежде.

Причина, по которой я с осторожностью отношусь к этому предположению, не только в том, что мне не хочется встретиться с полонием-210. Мне кажется мудрым совет министра внутренних дел Джона Рейда "не строить предположений" в этой удивительно темной истории, который он дал и открыто в палате общин, и, судя по всему, в частной беседе с министрами.

Слова о том, что мы каким-то образом переместились на 30-40 лет назад и Россия снова стала представлять угрозу Великобритании и британцам, - это опасная глупость.

Чем больше мы узнаем о Литвиненко и его окружении, тем больше сомнительных вещей нам открывается и тем длиннее и разнообразнее становится список людей, которые могли бы желать его смерти. Это бывшие сотрудники КГБ (предшественницы ФСБ), которых он обвинял в убийстве невинных россиян во время взрывов в жилых домах в 1999 году для развязывания нового конфликта в Чечне. Это нынешние сотрудники ФСБ, которые связаны с организованной преступностью. Это различные противники Путина и ряд россиян, перебравшихся в Великобританию по своей воле или вынужденных жить в изгнании.

Литвиненко погиб, получив дозу радиации в 100 раз больше смертельной, - это фактически неизбежно привело к тому, что очевидным стало убийство. От государственных спецслужб можно было ожидать более аккуратных действий. Велика вероятность того, что полиция так никогда и не узнает всех подробностей этого происшествия.

Можно предполагать, что произошедшее касалось событий в Лондоне в той же мере, что и событий в Москве. Если это загадочное происшествие и пролило свет на какую-то тайну, то это тайна заключается в том, до какой степени наша столица стала центром интриг вокруг России. Лондонград приютил множество миллиардеров и их сторонников. Среди них как те, кто до сих пор пользуется покровительством Путина, но присматривает убежище или запасную базу на случай, если эти отношения подойдут к концу, так и заклятые враги нынешних обитателей Кремля. Если принимать это во внимание, то не кажется удивительным, что в стране множество разведчиков ФСБ. Однако главная разница между нынешней ситуацией и холодной войной состоит в том, что их основной задачей является слежка за другими россиянами, а не добывание наших тайн из глубин Вестминстера или Уайтхолла.

Что же касается характера российского президента и его администрации, то о них следует судить в перспективе. Придя на смену Борису Ельцину в 2000 году, Путин унаследовал отнюдь не новую Швецию, а страну в состоянии экономической и политической анархии.

Не только Варшавский договор, но и сам Советский Союз бесславно развалился. Возник удивительный парламент с преобладанием не изменивших свои взгляды брежневцев и упорствующих ультранационалистов. Своего рода ковбойский капитализм означал, что доходные отрасли попали в руки олигархов. И всем этим сумасшедшим балаганом номинально управлял человек, который лишь изредка бывал трезвым. Люди тосковали по порядку, и популярность Путина, установившего этот порядок, неудивительна.

Конечно же, Россия не является демократией, если сравнивать ее со странами, расположенными к западу. Но если сравнивать ее со странами, расположенными на ее обширных южных границах, то страна кажется образцовой моделью политического плюрализма.

Относиться ли к России как в извечно авторитарной стране или как к "русским горкам", которые ведут к либеральной демократии, станет ясно, когда мы поймем, готов ли Путин поменять, исказить или проигнорировать положения российской конституции, чтобы пойти на третий срок, когда всего через год истечет его президентский мандат. Только в этом случае требования исключить Россию из "большой восьмерки" станут звучать хоть сколько-нибудь серьезно.

Со стороны Великобритании и Соединенных Штатов было бы глупо добиваться изоляции Москвы. Идея о том, что мы находимся на грани новой холодной войны, - это не просто глупая фантазия, это заблуждение, которое может привести к катастрофе. Сегодня главную угрозу нашей национальной безопасности представляет исламский терроризм, который уже привел к серии терактов в лондонском транспорте, и у него большие амбиции, которые грозят еще большими жертвами.

Кремль - естественный союзник Даунинг-стрит и Белого дома в этой борьбе. Джеймса Бонда интересно смотреть на экране. Но в реальной жизни не стоит назначать Россию врагом.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru