Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
10 марта 2004 г.

Джереми Пейдж | The Times

Одинокий голос правды, уцелевший под гнетом государства

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" отдыхал в субботу дома, когда зазвонил телефон. Это был номер, известный только родственникам. Но, взяв трубку, он услышал незнакомый голос.

"Он посоветовал мне подумать о семье, подумать о сыне, подумать о том, что я делаю", - рассказал Венедиктов The Times. Затем абонент отключился.

Венедиктову угрожали не в первый раз и, скорее всего, не в последний. Возглавляя редакцию единственной в России независимой новостной станции, он, по мере приближения выборов 14 марта, подвергается все большему давлению с целью заставить его цензурировать острые репортажи.

Президент Путин, баллотирующийся на второй строк, за четыре года уже восстановил прямой или косвенный государственный контроль над всеми телеканалами. Последний независимый канал, ТВС, закрыли в прошлом году.

Время радиостанции "Эхо Москвы", возможно, истекает.

Кремлевские чиновники звонят Венедиктову почти ежедневно и пытаются убедить его смягчить освещение событий, говорит он. Иногда пытаются воздействовать на него через знакомых. Нередко раздаются анонимные звонки, их слишком много, чтобы сосчитать.

48-летний бородач с буйной профессорской шевелюрой решил не сдаваться.

"Я делаю это, потому что считаю, что мой сын должен жить в нормальной стране, - сказал он, сидя в своем крошечном кабинете, набитом книгами и бумагами. - Я пытаюсь вести переговоры с властями по разным вопросам, кроме одного: уступок в своей редакционной политике".

В типичном для "Эха Москвы" материале в марте Венедиктов высветил связи Михаила Фрадкова, только что назначенного премьер-министром, с "Альфа Групп", одним из крупнейших в России финансовых конгломератов. Он называет Путина "тефлоновым президентом" и считает причиной его популярности то, что СМИ не говорят о его неудачах.

Такая резкая критика уникальна в атмосфере, где журналисты сами подвергают себя цензуре, не желая сердить Кремль.

Пока Венедиктову это сходит с рук, во многом благодаря его остроумию, его харизме и обширным связям.

Через пять минут после начала нашей встречи ему пришлось прерваться: позвонил олигарх Роман Абрамович, владелец "Челси". Они в дружеских отношениях.

"Роман, скажи что-нибудь такое, что я смогу использовать", - пошутил журналист.

Венедиктов явно доволен тем, что имеет такие же близкие отношения с некоторыми кремлевскими чиновниками.

Недавно он встретился с главой администрации Дмитрием Медведевым. "Я просто сказал ему, что мы коммерческая станция, нам надо повышать свой рейтинг и размещать рекламу", - заявил он.

Венедиктов считает, что "Эхо Москвы" живо благодаря своим слушателям в Кремле. "Конечно, они все слушают нас, где еще есть настоящие новости?" Станция, созданная в 1990 году, стала знаменитой, оказавшись единственным вещателем, передававшим независимую информацию о путче против советского президента Михаила Горбачева.

Сейчас у нее около 500 тысяч слушателей в Москве и 2 млн по всей стране. Главным образом, это образованные люди с либеральными взглядами, относительно обеспеченные. Но, конечно, это крошечная аудитория по сравнению с тем охватом, какой имеют другие, государственные радиостанции и телеканалы - предмет главной заботы Кремля.

Однако независимость "Эха Москвы" висит на волоске. Когда-то станция входила в "Медиа-Мост", империю олигарха Владимира Гусинского, но в 2001 году ее отобрал "Газпром", которому принадлежит 66% акций.

Устав станции гласит, что редакционную политику единолично определяет главный редактор. Журналистам принадлежит блокирующий пакет в 34% акций, и это означает, что изменить устав без их согласия невозможно.

Но столкновения с "Газпромом" по вопросам менеджмента происходят постоянно, и журналисты подумывают о продаже своих акций газовому гиганту, в результате чего он получит полный контроль над программной политикой. У Венедиктова остается единственная возможность: уйти и создать новую радиостанцию.

Из-за анонимных звонков он чувствует себя неуютно, но они не заставят его замолчать.

"Конечно, давление не станет меньше, - сказал он. - Телохранителей у меня нет. Я должен заботиться о семье и защищать ее. Но жена говорит, что я должен поступать так, как считаю правильным".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru