Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2021 г.
10 сентября 2004 г.

Лоретта Наполеони | The Times

Экономика террора в Чечне процветает, и кровавый экспорт продложается

Финансировал ли Усама бен Ладен избиение младенцев в Беслане? Президент Путин настаивает, что тактика террористов повторяет тактику "Аль-Каиды", а значит, и финансирование исходило из того же источника. Он хочет, чтобы Беслан видели как русское 11 сентября - новый фронт международной войны с терроризмом, потому что альтернативный вариант слишком непригляден, чтобы его рассматривать. Но чеченские "шахиды" - самые дешевые террористы-самоубийцы на террористическом рынке. Их стоимость - это цена взрывчатки плюс транспортировка.

Правда в том, что Беслан - это начало последнего этапа дестабилизации кавказского региона, который находится в опасной близости от широкомасштабного мультиэтнического конфликта. Это была бы война всех против всех, финансируемая не "Аль-Каидой", а процветающей кавказской экономикой террора.

Семя этой успешной экономки было посеяно щедростью спонсоров афганского движения моджахедов во время антисоветского джихада. В начале 1990-х Северный альянс, который тогда поддерживался Россией, преградил продвижение "Талибана", чтобы ослабить коалицию военных предводителей Севера. "Аль-Каида" и ее исламские спонсоры решили вынудить Россию сражаться на новом фронте, форсировав конфликт на Кавказе: борьба Чечни за независимость явила собой блестящую возможность.

Чеченские исламистские группы тогда были еще слабы и не получали финансирования; бен Ладен и его сеть спонсоров усилила их военное и финансовое положение. В 1994 году исламистские элементы в пакистанском разведывательном агентстве взяли под свою опеку Шамиля Басаева, молодого чеченского боевика. После тренировки и идеологической подготовки в лагере в Афганистане, Басаев вернулся в Чечню, чтобы организовать первую армию чеченского джихада.

Ветераны антисоветского джихада скоро прибыли в Чечню, среди них был Хаттаб, с которым Басаев встретился и подружился в Пакистане. Хаттаб был тесно связан с бен Ладеном и его финансовой сетью и занимался вопросом денежного обеспечения. В 1995 году саудовская организация обеспечила его переезд в Чечню и доставку туда тренировочных лагерей, а бен Ладен вложил 25 млн долларов в чеченский джихад.

Чеченские боевики, следуя по стопам антисоветского джихада, должны были перейти на самообеспечение, объединившись с местной криминальной экономикой. Басаев, а затем Хаттаб установили деловые связи с криминальными организациями в России, а также с организованными преступными группировками Албании и Армией освобождения Косово. Эти альянсы успешно обеспечивали их средствами за счет торговли наркотиками и контрабанды - в основном, контрабанды оружия.

Развитая военная экономика начала приобретать форму, как только Чечня стала важным узловым пунктом региона по многим направлениям - изготовление фальшивых долларов, отмывание денег, похищение людей. Хаттаб, в частности, проявил редкостную деловую хватку, действуя в темном мире преступлений и террора.

В 1998 году он вел переговоры с британской компанией сотовой связи Granger Telecom, по поводу выкупа в 4 млн долларов за троих британских инженеров и одного гражданина Новой Зеландии, захваченных его группой. Когда бен Ладен потребовал их смерти, Хаттаб попросил увеличить оплату. Бен Ладен предложил 4 млн фунтов. Эти четверо были первыми иностранными заложниками, которых обезглавили по распоряжению исламской террористической организации.

Перед началом второй чеченской войны в 1999 году вооруженные группы исламистов овладели новыми выгодными видами деятельность - кража и контрабанда нефти. Один из самых важных российских трубопроводов проходит через территорию Чечни. Танкеры с нефтью пошли по Кавказу, направляясь туда, где существовал на них спрос.

Из Чечни совместное предприятие преступности и террора распространило свою деятельность в соседние государства, чему способствовали слабые границы и политические волнения. В Панкисском ущелье в Грузии и в Кодорском ущелье между Грузией и Абхазией индустрия контрабанды преуспевает.

Как и в Афганистане, контрабанда оружия, наркотиков и нефти не только предоставляет средства для мятежников, эти средства направляются и на распространение исламисткого движения, на возобновление старых и нагнетание новых конфликтов.

Беслан - это не россйское 11 сентября, но напоминание, что с 1990-х годов экономика чеченского террора распространилась по всему региону. Кавказ в огне. А "Аль-Каида" просто предоставила спичку.

Лоретта Наполеони - автор книги "Террор Inc: Деньги, стоящие за международным терроризмом".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru