Архив
Поиск
Press digest
3 декабря 2020 г.
11 сентября 2008 г.

Мэри Дежевски | The Independent

Ставленник Москвы изменил лицо Грозного

Всего три года назад Чечня была регионом, разоренным жестокой и разрушительной войной. Всего два года назад 90% ее столицы, Грозного, лежали в руинах. Возможно, вы помните фотографии сцен разрушения - каркасов, оставшихся от общественных зданий, домов, буквально вывернутых наизнанку, и студентов, героически продолжающих обучение в обгоревших аудиториях.

Теперь центр Грозного стал новым городом. Почти все последствия войны сгладились, единственным свидетельством конфликтов, вырвавших сердце города, стали огороженные дома, разрушенные до основания и ожидающие реконструкции. Вполне можно представить себе, что двух войн никогда не было. Два основных мотива объединяют послевоенную Чечню: умеренный ислам и Ахмад Кадыров, убитый в 2004 году президент Чечни и отец нынешнего президента, Рамзана Кадырова.

Идеи нового самосознания нашли свое отражение в гигантской мечети, которая превозносится как самая высокая в Европе. Активная строительная программа Чечни приветствуется как источник предоставления рабочих мест. Еще одним пунктом туристического маршрута по Грозному является русская православная церковь Архангела Михаила. Церковь, которой более ста лет, была отстроена с нуля.

Днем на улицах спокойно, но это из-за Рамадана. Пробки на дорогах растут с приближением сумерек. Кафе и рестораны открывают свои двери, и в городе начинается жизнь, нормальная жизнь. Я не видела ни одной женщины без платка, что необычно для региона бывшего Советского Союза, но и не встретила ни одной женщины с закрытым лицом.

Бои, которые ознаменовали собой большую часть президентства Путина, ушли в прошлое, и российские власти вчера чувствовали себя достаточно уверенно с точки зрения безопасности, чтобы доставить группу примерно из 30 наблюдателей для осмотра достопримечательностей и личной встречи с президентом Кадыровым, которому скоро исполняется 32 года.

Чечня, богатая нефтью, похоже, успокоилась после назначения Кадырова в марте 2007 года по воле президента Путина. Регион, представляющий собой республику в составе Российской Федерации, был предоставлен собственной воле с единственным условием Москвы: что она сохранит контроль над его природными ресурсами. Во всем остальном Кадырову были развязаны руки в управлении регионом как собственным владением, что предполагает преследование военных врагов, а также получение многомиллионной выгоды от прибыльных контрактов по восстановлению республики.

Чечня получила независимость во всем, кроме названия, что, похоже, находит вполне приемлемым ее измученный войной народ. Это будет проверено 12 октября, когда пройдут выборы в чеченский парламент. Кадыров не слишком разборчив в средствах, к которым прибегает для поддержания порядка, но до него Чечня была повергнута мятежными боевиками в пучину беззакония.

Однако недавняя война в Грузии может положить конец нынешнему приемлемому положению вещей - и Москва осознает это. Возможно, поэтому она взяла на себя труд показать иностранным наблюдателям, что война в Чечне осталась далеко позади. Во время полуторачасовой встречи с Кадыровым в его резиденции в предместьях Грозного президент республики категорически отверг мысль о том, что независимость Южной Осетии и Абхазии может способствовать возрождению сепаратистского движения в Чечне. Замедлив свою речь, дабы подчеркнуть важность этих слов, он произнес: "Для Чечни эта проблема неактуальна и ненасущна".

Он производит противоречивое впечатление: молодой и импульсивный, но закаленный в боях, авторитетный и временами мягкий. Он происходит из религиозной семьи, его дед был муфтием Грозного, и ссылки на ислам то и дело проскальзывают в его речи. Но он тут же говорит о своем обучении в российском вузе и о том, что видит себя ныне и в будущем "верным слугой своего народа".

Чечня - это, возможно, уникальный случай, как утверждает Россия, но такие вопросы, как самоопределение этнических меньшинств, национальный суверенитет и территориальная целостность, являются дилеммой для любого правительства, и особенно для российского, ведь после развала Советского Союза прошло менее 20 лет.

В этом году Россия отказалась признать независимость Косово - отчасти потому, что ее союзник Сербия сильно противилась этого, но также и потому, что признание могло создать прецедент для Чечни. Из-за недавнего конфликта в Грузии политика Москвы погрязла в противоречиях. Признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии, которое, как она утверждает, не создает прецедента, не согласуется с ее жесткой позицией по Косово.

Мир и экономическое выздоровление, похоже, оберегают регион от сепаратистских настроений. Но если процесс улучшения каждодневной жизни начнет пробуксовывать, не исключено, что идея независимости вновь найдет своих сторонников - и на этот раз у сепаратистов будет прецедент, на который они смогут указать России.

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru