Архив
Поиск
Press digest
12 апреля 2021 г.
12 апреля 2007 г.

Руперт Корнуэлл | The Independent

Непотизм неоконсерваторов? Секс, деньги и падение Вулфовица

Человек, которого Джордж Буш с нежностью называет "Вулфи", перешел на новую работу - возглавил Всемирный банк - и приложил немало усилий, чтобы расположить к себе людей. Но теперь подчиненные обвиняют его в том, что он покровительствовал своей подруге, повышая ее по службе и увеличивая оклад

Несмотря на свою безупречную учтивость и кроткие манеры, Пол Вулфовиц каким-то загадочным образом то и дело притягивает к себе конфликтные ситуации. Иногда это просто мелкие скандалы, как в Турции в начале текущего года. В ходе своего визита в эту страну в своем нынешнем качестве (президента Всемирного банка) Вулфовиц посетил мечеть, а выйдя оттуда, переобулся из тапочек в свои туфли, как и требует обычай. Тут-то и заметили, что носки у него дырявые. Неужели этот высокооплачиваемый деятель настолько прижимист, что ему пары долларов на новые носки жалко?

А есть и более серьезные конфликтные ситуации: например, война в Ираке. Вулфовиц, в то время заместитель министра обороны США, был одним из ее самых ярых сторонников и основных авторов стратегии.

История не забудет пламенной веры Вулфовица в то, что американский десант будут приветствовать как освободителей и что для оккупации не потребуется более 100 тыс. военнослужащих. Очевидно, эти два предположения относятся к разряду самых катастрофических военно-стратегических оплошностей последнего времени.

И вот теперь он влип в еще большие неприятности - на сей раз потому, что повысил по службе свою подругу - теперь уже бывшую высокопоставленную сотрудницу банка, а также щедро увеличил ей оклад. Шаха Риза - гражданка Великобритании ливийского происхождения - выросла в Саудовской Аравии. Она и Вулфовиц живут вместе после того, как в 2001 году его брак распался. Кстати, говорят, что пламенная вера Ризы в идею демократизации арабского мира дополнительно укрепила в Вулфовице решимость принести это благо в Ирак.

Общественность узнала об их личных взаимоотношениях в середине 2005 года, когда Вулфовиц сменил Джеймса Вулфенсона на посту главы Всемирного банка. Вначале он пытался сохранить за Ризой ее должность советника по коммуникациям в ближневосточном отделе банка, хотя это было откровенным нарушением корпоративной этики. В итоге Ризу откомандировали в Государственный департамент, но заработную плату ей по-прежнему выплачивал Всемирный банк. Она была повышена по службе. Ее оклад дважды был увеличен в куда больших, чем положено по норме, пределах. В итоге она стала получать 193 тыс. долл. в год (98 тыс. фунтов стерлингов) - больше, чем госсекретарь Кондолиза Райс.

Среди сотрудников Всемирного банка распространилось вполне объяснимое негодование. Поскольку Вулфовиц имеет репутацию неоконсерватора и известен своей активной причастностью к затеянной Бушем войне в Ираке, его кандидатура с самого начала вызывала недовольство подчиненных.

Возглавив банк, Вулфовиц сделал своей первостепенной задачей искоренение коррупции как в странах, получающих помощь этого финансового учреждения, так и среди собственных подчиненных.

Но как расценивать историю с Ризой? Допустим, это еще не коррупция, но фаворитизм и кумовство - те самые пороки "третьего мира", против которых ныне борется Вулфовиц - налицо, не так ли?

На прошлой неделе ассоциация сотрудников Всемирного банка подала официальную жалобу в связи с фактами повышения Ризы по службе и увеличения ее оклада. В понедельник Вулфовиц разослал подчиненным электронное письмо с обещаниями, что ассоциация получит полный доступ к фактам и обстоятельствам дела, за которое он взял на себя "полную ответственность".

Тем временем Риза ушла из Госдепартамента и теперь, по слухам, работает в международной организации Foundation for the Future, финансируемой в основном США. Главная задача организации (угадайте с трех раз!) - ратовать за свободу и демократию на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Но можно ли считать инцидент исчерпанным?

Как-никак Пол Вулфовиц - "человек с прошлым". Когда в 2005 году Буш назначил его на пост главы Всемирного банка, в этом учреждении был проведен опрос сотрудников. Почти 90% высказались против этой кандидатуры.

Существовали опасения, что Вулфовиц будет лишь марионеткой Белого дома, специально засланной в банк для того, чтобы проводить глобальную внешнеполитическую программу администрации Буша. Справедливо или несправедливо, но Вулфовица воспринимали как фанатичного неоконсерватора, который не обладает достаточной квалификацией или чутьем для осуществления миссии банка - помощи развивающимся странам. Зазвучали обвинения в том, что должность досталась Вулфовицу по блату.

Вместо того чтобы выбрать себе ближайших помощников из числа служащих банка, Вулфовиц привел с собой республиканских политиков. Как минимум двое из них - Робин Кливленд, бывший высокопоставленный чиновник Белого дома, и Кевин Келлемс, работавший в администрации вице-президента Чейни и в Пентагоне, - принимали активное участие в разработке политики по отношению к Ираку и до, и после войны. Неприязнь сотрудников банка к этим чужакам отчасти обусловлена нелюбовью к переменам, которая неизменно свойственна любой крупной бюрократической структуре.

Но, судя по сетованиям одного из бывших сотрудников банка, недавно опубликованным в журнале The New Yorker - дескать, эти двое руководствуются девизом "Мы умнее других, мы знаем больше других" - это кажется странным эхом самонадеянности (и невежества) американских официальных лиц, которые управляли Ираком после войны. Неудивительно, что к новому начальнику относятся с таким подозрением и что после прихода Вулфовица уволилось по собственному желанию много сотрудников высшего звена, в том числе шесть вице-президентов.

На деле найдется очень мало людей, столь непохожих на свой публичный имидж, как человек, которого президент Буш когда-то ласково именовал "Вулфи" ("Волчонок"). На серого хищника он ни капли не похож: держится кротко, учтив, предпочитает не говорить, а слушать.

Вулфовиц - интеллектуал. Прежде чем стать заместителем Дональда Рамсфельда в Пентагоне, он восемь лет занимал пост декана Школы перспективных международных исследований (School of Advanced International Studies (SAIS)) при вашингтонском Johns Hopkins University.

Нельзя отрицать, что Вулфовиц прошел типичный для неоконсерватора путь: юноша, который в начале 60-х разделял идеи либералов и участвовал в марше протеста Мартина Лютера Кинга, спустя десять с небольшим лет превратился в "ястреба" внешней политики, убежденного в том, что, лишь демонстрируя свою силу и насаждая свои ценности за границей, Америка сможет защищать себя на собственной территории сначала от угрозы коммунизма, а затем от терроризма.

Как и многие неоконсерваторы, он еврей и решительно поддерживает Израиль, где теперь поселилась его сестра. Он был одним из главных инициаторов неоконсервативного манифеста 90-х годов - "Проекта нового американского века". Сам себя он считает скорее реалистом и прагматиком, чем неоконсерватором, но в действительности в значительной мере сохраняет юношеский идеализм.

Вулфовиц, этот огнедышащий дракон, который способствовал разжиганию пожара на Ближнем Востоке, в реальности "человек несколько сентиментальный", рассказал в интервью The New Yorker Карл Джексон, работавший с ним в SAIS. "Вулфовиц искренне верит в идею помощи людям, оказавшимся в сложной экономической ситуации".

Часто забывают о том, что в конце 80-х он три года был послом в Индонезии, этой типичной стране "третьего мира", и удостоился больших похвал (а также навлек на себя критику за неспособность справиться с коррупцией, присущей режиму Сухарто).

Мало того, этот ярый защитник Государства Израиль в апреле 2002 года был освистан на произраильском митинге в Вашингтоне после того, как посмел напомнить собравшимся о страданиях палестинцев.

Главная проблема, с которой Вулфовиц сталкивается на высоких постах - и во Всемирном банке, и в Пентагоне - связана с тем, что он плохой администратор. Именно по этой причине (как сообщает журналист Боб Вудворд, известный своей работой в пуле Белого дома, в своей свежей книге "Состояние отрицания"), на должность проконсула США в Ираке после ввода войск в 2003 году был назначен не Вулфовиц, а Пол Бремер.

"Заместитель министра обороны был большим мыслителем, - отмечает Вудворд, - но еле мог справиться с собственным офисом".

Судя по всему, эта его черта и проявилась в его деятельности во Всемирном банке. Это не энергичный, вникающий в каждую мелочь, умело сам себя рекламирующий топ-менеджер, каким был Вулфенсон. Не является Вулфовиц и корпоративным менеджером, доказавшим свои способности, фонтанирующим планами и диаграммами, - то есть не похож на того из президентов Всемирного банка, с которым его часто сравнивают, - Роберта Макнамару, министра обороны при администрации Кеннеди и Джонсона.

"Доктрины Вулфовица" не существует за одним ярким исключением. Правда, сотрудники банка сейчас занимаются пересмотром его стратегии: возможно, что он переориентируется с социально значимых проектов в области образования и здравоохранения на фундаментальные планы, непосредственно способствующие экономическому росту.

"Вопрос в том, в чем наши сравнительные преимущества, где мы можем внести свой вклад", - сказал Вулфовиц в интервью Financial Times.

Но административного катаклизма ожидать, по-видимому, не стоит. "Не думаю, что необходимо срочно изменить курс".

Существующие безотлагательные задачи по помощи самым бедным также не выполняются. В июле 2005 года Вулфовиц впервые принял участие в саммите "восьмерки" в Глениглзе. Лидеры мировых держав договорились к 2010 году удвоить помощь Африке и аннулировать миллиардную задолженность беднейших стран.

Однако за последние девять месяцев Всемирный банк предоставил Африке в качестве займов на 1 миллиард долларов меньше, чем в прошлом году. Правда, причиной того, возможно, является идея Вулфовица - вышеупомянутое "яркое исключение".

Джим Вулфенсон был первым президентом Всемирного банка, который открыто заговорил о "раковой опухоли коррупции" во многих странах-заемщиках, тем самым нарушив негласное правило о том, что Всемирный банк занимается проблемами экономического развития, а в политику не лезет.

Во многих отношениях новые приоритеты выглядели совершенно резонными: по неофициальным оценкам, в яму коррупции проваливаются до 20% зарубежной помощи. Несомненно, помощь приносит максимальную пользу, когда она предоставляется странам с эффективной системой управления и честными администраторами.

Вулфовиц не только включил тему борьбы с коррупцией в свою повестку дня, но и, как представляется, стал воплощать ее в жизнь произвольным и непредсказуемым образом. У идеи превращения борьбы с коррупцией в священный принцип политики банка по отношению к развивающимся странам есть два изъяна. Во-первых, коррупция и экономическое процветание необязательно являются взаимоисключающими понятиями (достаточно взглянуть на Китай), а во-вторых, когда Всемирный банк приостанавливает финансовую помощь, это наносит вред только самым обездоленным и неимущим гражданам страны, которой он гипотетически помогает.

Но та логическая непоследовательность, с которой Вулфовиц налагал антикоррупционные санкции, заставила заподозрить нечто третье - а именно, что список неблагонадежных стран составлен не во Всемирном банке, а администрацией Буша. Теперь Вулфовиц под давлением согласился на компромиссный набор антикоррупционных правил, согласно которому предоставление займов будет приостанавливаться лишь "в исключительных случаях".

Однако, несмотря на этот прорыв, эпоха Вулфовица во Всемирном банке вряд ли затянется надолго. По установленному порядку, власти США - держатель контрольного пакета акций Всемирного банка - назначают его президента на пятилетний срок. Если в 2008 году в Белый дом придет представитель демократов, полномочия Вулфовица, истекающие в 2010 году, вряд ли будут продлены (и это в том случае, если дело Ризы не приведет к его досрочной отставке).

И все же, что бы ни случилось, Пола Вулфовица все равно будут сравнивать с Робертом Макнамарой. Между ними много общего: оба пришли во Всемирный банк из Пентагона, обоих отождествляли с непопулярными в народе войнами. Но этим сходство исчерпывается. Макнамара явно использовал свою деятельность во Всемирном банке как способ искупить свои вьетнамские грехи и стал самым влиятельным президентом за всю историю этого финансового учреждения.

Но Вулфовиц, как и его бывший начальник по Белому дому, никогда (по крайней мере, публично) не признавал свою ответственность за фиаско в Ираке. Более того, на взгляд некоторых наблюдателей, он считает Всемирный банк другим средством распространения демократии в развивающихся странах - осуществления той же цели, которой была призвана достичь война в Ираке в Ближневосточном регионе.

Этот грандиозный замысел потерпел крах. Деятельность Вулфовица на посту главы Всемирного банка, по-видимому, окажется почти столь же неплодотворной - даже если он сменит носки на новые.

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru