Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
14 июля 2008 г.

Джон Кроссленд | The Independent

Отделавшись от трупов, убийцы царской семьи подкрепились вареными яйцами

Рецензия на книгу Хелен Раппапорт "Екатеринбург"

Годовщина трагической и бесчестной казни семьи Романовых - события, которое столько лет держалось в секрете - будет официально отмечена в православном Храме-на-Крови в Екатеринбурге 17 июля, когда исполнится 90 лет с дня убийства. Автор книги, прогулявшись по ближайшему лесу, дошла до семи неброских деревянных часовен, стоящих на местах первоначального захоронения тел, и написала бередящую сердце, подкрепленную фактами хронику последних дней жизни семьи.

В более ранних работах о конце императорской династии превалировали события политической жизни - описания революции. Хелен Раппапорт, профессиональный русист, автор книги "Дамам здесь не место" ("No Place for Ladies"), где с новых позиций рассказывается о пребывании Флоренс Найтингейл в Крыму, выпустила свою книгу очень своевременно: в мае американские ученые объявили, что путем анализов ДНК человеческих останков, обнаруженных в прошлом году близ Екатеринбурга, убедительно доказали, что в ту теплую июльскую ночь в подвале Ипатьевского дома ("Дома специального назначения") была перебита вся семья российского императора. Ни маленький престолонаследник Алексей, страдавший гемофилией, ни его старшие сестры Мария или Анастасия не избежали града пуль и ударов штыков, как бы пламенно не верили в их спасение преданные, прочно заблуждавшиеся монархисты (а эта вера сохранялась до последнего времени).

Теперь нам известно, что тела царя Николая II, его жены, царицы Александры, которую столь поносили злые языки, их сына и четырех дочерей, а также четверых верных слуг были раздеты догола, облиты серной кислотой, чтобы затруднить опознание, и сброшены в неглубокую заброшенную шахту. Позднее их достали и сожгли на костре. Один из их убийц впоследствии сказал: "Мир никогда не узнает, что мы с ними сделали", но события доказали его неправоту: в 1991 году были обнаружены человеческие кости.

На следующий год я в качестве журналиста присутствовал на пресс-конференции в Лондоне, где были выставлены кости; это происходило в процессе анализа ДНК, призванного раз и навсегда установить судьбу семьи. Разбитые черепа, озаренные холодным, бесстрастным светом софитов, словно бы издавали немой крик, взывая об опознании, меж тем как ученые приводили доказательства подлинности останков. Теперь Хелен Раппапорт воскресила своих героев, описав их с напряженной живостью, сосредоточившись на последних двух неделях их жизни, подтвержденных документами, в их тюрьме в особняке, вселявшей чувство клаустрофобии, а также воспользовавшись показаниями очевидцев, в том числе главного палача Якова Юровского и бойцов его расстрельной команды.

По сути, эта книга - сочувственный портрет дружной, глубоко набожной и на удивление обычной семьи, которая стала жертвой весьма необычных обстоятельств. Очень хорошо передана мрачно-зловещая атмосфера, господствовавшая в Доме специального назначения; тюремщики-большевики постепенно ликвидировали связи семьи с внешним миром: заколачивали и закрашивали краской окна, возводили второй забор (когда царь качался на качелях своих дочерей в маленьком саду, с улицы были видны его ноги).

Попытки устроить семье побег были вполне возможны. Накануне прибытия семьи в Екатеринбург в мае 1918 года монархистам удалось принести в дом письма, дававшие надежду на побег.

Однако, как доказывает Раппапорт, руководство Уральского совета, твердо намеренное свести счеты с "Николаем Кровавым", решило воспользоваться этой подпольной почтой в своих злокозненных целях. Они вложили в бутылку со сливками - из соседнего монастыря дозволялось доставлять кое-какие молочные продукты - записку, где семье предлагали подготовиться к побегу: остричь волосы, обрить бороду и ждать у окна, которое после сигнала - свистка - волшебным образом распахнется. Сигнал так и не прозвучал, а у большевиков появилось "оправдание" для ликвидации императорской семьи - шага, который, как доказывает в своей книге Раппапорт, был одобрен Лениным (хотя его усилия по заметанию следов не коснулись телеграммы, в которой один из ближайших помощников Ленина, Свердлов, давал добро екатеринбургским товарищам).

После этого Раппапорт воссоздает последние сцены на основе дневников и писем царицы и ее дочерей. Они подверглись полному унижению: покинутые на произвол судьбы своими родственниками, королевскими семьями Великобритании и Германии, они вынуждены питаться солдатскими пайками, дочери великой княгини выполняют обязанности прачек... В этих условиях семья находит утешение в молитвах, игре в безик и чтении вслух Ветхого Завета.

Автор четко описывает психологические игры, которые вел со своими жертвами в течение финальных двух недель их тюремщик Юровский, намеренно сохранявший душераздирающую видимость обыденности в их повседневном распорядке. Так, он допустил к ним священника, который отслужил службу, фактически являвшуюся их причащением перед смертью (позднее он отмечал, что худые, изможденные царь и его семья не смогли пропеть ответов в заупокойных молитвах), а также разрешал монахиням местного монастыря доставлять продукты, как обычно, - правда, затребовал больше яиц, 50. На следующий день расстрельная команда прихватила с собой вареные яйца на лесную поляну, где уничтожала тела жертв. Теперь на этой поляне растут сладко пахнущие цветы белокрыльника. На мой взгляд, эта книга - глубоко бередящий душу знак почтения, приуроченный к годовщине смерти.

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru