Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
15 января 2007 г.

Дэвид Шеррок | The Times

Тысячи палестинцев стали жертвой системы учета населения Газы

Она хочет уехать, но не осмеливается, опасаясь, что ей запретят вернуться. Он тоскует по своей жене и детям и отчаянно хочет, чтобы они, оказавшиеся в ловушке на другой стороне Газы, за высокотехнологичным барьером, вернулись домой. Оба они - жертвы израильского контроля системы учета населения в ПА.

По условиям Ословских соглашений 1993 года, знаменовавших собой очередную веху на пути к созданию палестинской государственности, любые изменения палестинской системы учета населения подлежат одобрению Израиля.

Однако Израиль заморозил регистрацию населения после начала второй интифады в 2000 году, оставив в бедственном положении тысячи обычных граждан, включая адвоката Мирват Аль-Нахаль и офтальмолога Ахмеда Эль-Акада. Их печальная участь освещается в отчете Юридического центра Израиля за свободу передвижения.

Госпожа Аль-Нахаль родилась в изгнании в Ливии и в возрасте 19 лет вместе с родителями вернулась на родину в Рафах на границе Газы и Египта. "Я закончила здесь школу, а потом изучала право в Университете Аль-Азхар. Но последние 13 лет я не покидала сектор Газа, потому что у меня нет официального удостоверения личности. Моему отцу сказали, что он не имеет права на получение удостоверения личности, потому что он покинул Палестину до того, как Израиль вторгся в Газу в 1967 году. До прошлого года мой отец даже не мог поехать в город Газа, расположенный в 45 минутах езды, потому что боялся, что израильские силы задержат его на КПП и депортируют".

"Родственники моей матери Нади тоже уехали отсюда и живут в Сирии. Когда мы жили в Ливии, мы могли их навещать, но после 1993 года она их не видела. В 2005 году с ней случился инсульт, а необходимое медицинское оборудование было только в Рамаллахе".

"Ей отказали в праве перейти на территорию Западного берега, так как у нее не было удостоверения личности. Она умерла, пока мы пытались добиться доставки сюда из Рамаллаха специалиста для ее лечения".

"Мои дети, восьмилетний Тайсир, пятилетняя Шахед и трехлетний Зайфельдин могут свободно перемещаться, потому что у моего мужа есть удостоверение Газы, и они вписаны под его именем. Но я лишена всех гражданских прав. В документах моего мужа написано, что он женат, но графа "имя супруги" пустует. Я хочу заниматься карьерой. Мне предлагали стипендию, чтобы я могла получить степень магистра за границей, но если я приму это предложение, я знаю, что на обратном пути мне откажут во въезде".

Доктор Эль-Акад покинул сектор Газа в 1990 году, чтобы изучать офтальмологию в Сибирском университете в Томске. Он встретил там Елену, врача по профессии, а в 1994 году они поженились. Через год у них родился сын Мустафа. В 2000 году он подал заявку на семейную гостевую визу, чтобы они могли вернуться в Газу. Они нашли работу: Елена стала педиатром при палестинском Минздраве, а доктор Эль-Акад устроился в частной лечебнице. В 2002 году у них родилась дочь Диана. Елена подала заявку на удостоверение личности, но за этим ничего не последовало.

"Заявка подается через палестинскую администрацию, но решение принимает Израиль. Мы долго ждали, мы писали президенту Путину, Арафату, мы испробовали все. Отец моей жены умер в 2005 году, а она даже не смогла поехать на его похороны. В прошлом году у ее матери стало хуже с сердцем, и она звонила Елене со словами: "Я хочу увидеть тебя перед тем, как умру".

"Ее разрывают два чувства - она хочет в последний раз увидеть мать и хочет остаться с мужем и детьми. Это было мучительно. В июле прошлого года мы решили, что ей надо поехать в Сибирь".

На этих словах доктор Эль-Акад начинает плакать. "Мы пытались всеми способами. Дети могут вернуться, но как они будут жить тут без своей матери? Ни мне, ни ей нелегко найти работу в Сибири, а здесь она на хорошем счету как профессионал".

"Когда я разговариваю с детьми, они плачут. Они спрашивают: "Когда мы вернемся домой? Когда мы тебя увидим?" Я посылаю им тысячу долларов в месяц, но теперь я должен продать свою мебель, потому что здесь нет работы, экономика в упадке. Я знаю о людях, оказавшихся в такой же ситуации, которые в конце концов вынуждены были развестись, потому что не смогли воссоединиться. Я боюсь, что это может стать и моим будущим".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru