Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
15 сентября 2004 г.

Бронуэн Мэддокс | The Times

Реформы Путина не решают проблемы, а создают их

Каждому диктатору нужен Беслан: трагедия, настолько ошеломляющая, что ее можно использовать в качестве лицензии на захват еше большей власти.

Президент Путин в полной мере использовал возродившуюся в России острую потребность в безопасности. Он объявил о планах усилить свое влияние в 89 регионах России, хотя это не имеет практически никакого отношения к борьбе с терроризмом.

Да, эти реформы будут популярны. Путин в таких вещах разбирается. В стране достаточно людей, которые жаждут традиционного в России средства от угрозы в лице сильного лидера. Меньшинство, которое против этого возражает, лишено возможностей выразить свое недовольство.

Эта самая радикальная политическая реформа десятилетия, безусловно, полезна Путину. Однако он сделал все, чтобы в случае, если ситуация выйдет из-под контроля - а это произойдет, достаточно только ценам на нефть упасть (и это всего лишь одно из уязвимых мест), - россияне будут винит в этом одного его.

Но хороши ли эти реформы для России? Даже если вы придерживаетесь теории, что благополучие и демократия не обязательно связаны друг с другом, ответ отрицательный. Программа, предложенная Путиным, настолько объемна и детальна, что совершенно ясно, что Путин работал над ней какое-то время.

Самый важный ее пункт касается губернаторов регионов, которые теперь будут избираться не свободным голосованием, а местным законодательным органом. А первоначально их кандидатуры будет выдвигать Путин.

Второе радикальное изменение - это то, что депутаты в Думу будут теперь избираться по партийным спискам. В настоящий момент половина мест принадлежит депутатам, избранным по округам. Все либеральные и независимые депутаты избраны в округах по одномандатным спискам.

Путин заявил, что "вдохновители, организаторы и исполнители терактов стремятся к тому, чтобы дезинтегрировать страну". Это нонсенс.

Это правда, что чеченские боевики, чье сепаратистское движение уходит корнями глубоко в историю, хотят отделения своей республики. Но ко многим российским регионам это не имеет никакого отношения.

Шаг Путина никак не помогает решить чеченскую проблему, как таковую. Он только может способствовать ее распространению.

Для начала его поступок демонстрирует, что он вовсе не намерен раздавать более широкие автономии или вступать в какой бы то ни было диалог. Но даже если переговоры и немыслимы непосредственно после трагедии захвата заложников, в долгосрочной перспективе необходимо рассмотреть хотя бы такую возможность, учитывая, что жесткая политика Путина очевидно не сработала.

Централизация контроля к тому же может вызвать волнения в регионах. Вполне возможно, что они будут возражать против внезапного отстранения их губернаторов, замены их на ставленников Путина и потери независимости от Москвы. Эти перемены, скорее, выглядят как рецепт для новой Чечни, чем способ уладить уже существующий конфликт.

Не более радужно выглядит это нововведение и с точки зрения экономики и инвестиций. Путин, безусловно, относится к тем, кто считает, что авторитарный контроль может способствовать экономическому развитию. Видимо, на него повлиял опыт успеха Китая и других азиатских "тигров", таких, как Сингапур.

Возможно. Но есть веские причины сомневаться, что азиатская модель подходит России, даже если не вдаваться в горячие дебаты относительно возможности стабильного роста экономики в отсутствие параллельной политической либерализации.

В случае России, чтобы развивать нефтяную промышленность, не говоря уже о находящемся в зародышевом состоянии неэнергетическом секторе, она отчаянно нуждается в иностранных инвестициях. Трудно себе представить, чтобы зарубежные инвесторы, пережившие в этом году удар в связи с преследованием нефтяного гиганта ЮКОС, сочли потрясения этой недели ободряющими.

Некоторым россиянам может показаться, что некий мифический герой, сильный лидер, который прогонит все невзгоды России-матушки и будет рачительно относиться к ее ресурсам, взял все в свои руки. Но для иностранных инвесторов он выглядит как бывший офицер спецслужб, проникнуть в мысли которого никогда не было легким делом и который откровенно наплевал на хлипкую российскую конституцию, а заодно и на международное сообщество.

Действия Путина не делают Россию в глазах мира сильной страной, управляемой кем-то, кто руководствуется буквой закона. Зарубежные инвесторы вполне готовы к тому, чтобы закрывать глаза на некоторые несовершенства демократии, при условии соблюдения двух вышеназванных условий. Но в России они не соблюдаются.

На самом деле, даже до того, что произошло на этой неделе, они не соблюдались. Эпизод с ЮКОСом - наиболее яркое из решений, принятых Путиным. Использовав налоговые органы для того, чтобы растащить и, возможно, обанкротить компанию, символизирующую модернизацию российской экономики для всего мира, он лишил Россию самых ее основательных претензий на мировые капиталы.

Этот эпизод позволяет предположить, что он, возможно, утратил контроль над некоторыми людьми, поставленными им в руководстве правительства, пришедшими из спецслужб, которые стоят за делом ЮКОСа. Об этом же говорит и некомпетентная работа спецслужб во время захвата заложников в Беслане.

До сих пор приписывание его ошибок дурному влиянию этих персонажей - это только гипотезы о теневом правительстве Путина. Но если они верны, то это значит, что инстинкты Путина и его помощники обманули его, подсказав усилить контроль в регионах вместо того, чтобы взять под контроль свой собственный внутренний кабинет.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru