Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
15 июня 2007 г.

Роджер Бойс | The Times

Польша "готова все сорвать, если наши требования по голосованию не будут удовлетворены"

Польша скорее сорвет начинающийся на следующей неделе саммит ЕС, чем согласится принять новое конституционное соглашение, ограничивающее ее право голоса, сказал в интервью The Times президент Качиньский.

Польский лидер заявил, что не поддастся дипломатическому давлению, оказываемому на Варшаву.

"Польша имеет право защищать свои государственные интересы", - сказал он. Европа может прийти к соглашению, но "сотрудничество с Европой и внутри Европы не должно зависеть от соглашения с Германией".

Похоже, саммиту предстоит превратиться в эпическую дуэль, и польское сопротивление принятию конституционного соглашения может привести к движению к "двухскоростной" Европе и фундаментальной смене концепции европейской интеграции. Качиньский - давший The Times интервью почти сразу после переговоров в Варшаве с президентом Франции Саркози - сказал, что не может смириться с ситуацией, когда Польша окажется одним из проигравших.

Визит французского лидера - часть более массированного дипломатического наступления. Австрийский канцлер Альфред Гузенбауэр встречался с братом-близнецом президента премьер-министром Ярославом на этой неделе. Премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес приезжает сегодня.

Самое главное, что в субботу близнецы отправятся в Берлин в последней отчаянной попытке спасти саммит. Канцлер Германии Ангела Меркель вчера мрачно сообщила о возможном провале саммита.

Предлагаемая на данный момент формула голосования двойным большинством - когда для принятия решения необходимо одобрение не менее 55% стран-членов, представляющих, по меньшей мере, 65% населения ЕС - ущемляет права маленьких государств, сказал польский президент. "Систему нельзя изменять так, чтобы в результате мы оказались в самом невыгодном положении". Чехи, подчеркнул он, похоже, тоже готовы поддержать Польшу.

Поляки предлагают систему "квадратного корня", при которой Германия (с населением 81 млн человек) получит 9 голосов, а Польша (36 млн человек) - 6 голосов. Это было бы адекватным отражением соотношения сил между Берлином и Варшавой.

"Это и так компромисс", - сказал 57-летний президент. Любое ограничение прав Польши, гарантированных соглашением в Ницце, представляет собой ослабление польского влияния. Поляки не намерены с этим мириться.

Он не стал угрожать, что Польша наложит вето на соглашение, но сказал: "Я не исключаю такую возможность... Я бы хотел, чтобы саммит прошел успешно, но не так, чтобы некоторые оказались победителями, а другие - проигравшими".

Хотя здесь может присутствовать элемент балансирования на грани конфликта в преддверии саммита, Польшу интересует только один вопрос - право голосования - поэтому сложно, если не невозможно, договариваться по другим темам.

Позиция Польши объясняется страхом, что, если она будет ослаблена, усилится влияние других стран - особенно России.

Но президент Польши не особенно любит и Германию: его родители во время Варшавского восстания боролись с нацистской оккупацией, и одним из его спорных поступков в бытность мэром Варшавы стало требование у Германии репараций за разрушение польской столицы.

Один из аргументов Германии заключается в том, что Польша - активно лоббирующая вопрос о вступлении Украины в ЕС - поставит под угрозу дальнейшее расширение союза на восток, если затянет принятие конституционного соглашения. "Я не согласен с таким утверждением, - сказал президент, - потому что сотрудничество с Европой и внутри Европы не должно зависеть от соглашения с Германией. Дело не в этом. Прежде всего, Германия должна понять Польшу".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru