Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 августа 2007 г.

Бен Хойл | The Times

Месть кровожадных лесбиянок

Это не детектив, над разгадкой которого придется поломать голову. Виновный - Иэн Рэнкин, который обронил в интервью слово "лесбиянка"

Британский писатель-детективщик, чьи романы являются бестселлерами, вчера был объявлен "хамом". Этот приговор ему вынесла видная соперница, пишущая в том же жанре. А за что? Рэнкин предположил, что писательницы и особенно писательницы с гомосексуальной ориентации более кровожадны, чем писатели-мужчины. Признанный прозаик, автор романов об инспекторе Ребусе, в прошлом году заметил в интервью: "Теперь самые натуралистические романы пишут женщины. Кстати, среди таких писательниц преобладают лесбиянки, что я нахожу любопытным".

Писательница Вэл Макдермид в своем публичном выступлении на Эдинбургском международном книжном фестивале процитировала это высказывание почти дословно, сообщив, что эту фразу произнес "один из известнейших шотландских писателей-мужчин". Затем она объявила эту мысль "вопиющей чушью".

Макдермид, которая сама является лесбиянкой, продолжала: "Я нахожу это заявление настолько оскорбительным, что даже не знаю, с чего начать его опровержение. Скажу, например, что чрезвычайно талантливые молодые шотландские авторы мужского пола в своих произведениях не чуждаются откровенно описывать сцены насилия. Но есть книги определенного рода, где единственный способ быть честным - это писать о насилии без экивоков, говорить: "Вот так это выглядит".

"Это не нечто забавное, это не дешевая эффектность, это не продвинутая порнография для тех, кто дрочит. Насилие причиняет боль, оно ломает жизнь всем, кого затрагивает".

Макдермид - автор романа "Тугая струна", по которому снят телевизионный фильм. За свои книги она получила множество наград. Дочь шахтера из Файфа, в возрасте 16 лет поступившая в Оксфордский университет, она много лет писала о преступлениях в качестве журналиста, пока не переключилась на художественную прозу.

Макдермид довелось работать в суровой атмосфере редакций в Манчестере и Глазго, где, по слухам, царит сексизм. На ее взгляд, мир детективной литературы ничем не лучше этих редакций.

"Я вам скажу, что меня больше всего бесит - когда меня спрашивают: "Как вы, будучи женщиной, относитесь к описаниям насилия в художественной литературе?" Вы когда-нибудь слышали, чтобы мужчину, который пишет детективы, спрашивали: "Как вы, будучи мужчиной, относитесь к описаниям насилия в художественной литературе?" - продолжает Макдермид.

"По-моему, за этим стоит некое затаенное заблуждение: как будто нам по какой-то неясной причине неприлично описывать насилие, жертвами которого являются женщины, словно нам требуется специальное разрешение для описания насилия по отношению к женщинам".

Помимо Макдермид, есть еще несколько известных писательниц-лесбиянок, которые пишут триллеры, в том числе Патриция Корнуолл, Луиза Уэлш и Менда Скотт.

Вчера на фестивале Рэнкин попытался оправдаться, заявив, что его замечание было вырвано из контекста - речь в интервью шла о широкой классификации писателей-детективщиков младшего поколения. "Дело не только в лесбиянстве, - заметил Рэнкин. - По-моему, для попадания в верхнюю десятку хорошее подспорье, если вы женщина, подробно описывать в своих книгах насилие. А если вы мужчина, то полезно воздержаться от таких описаний".

Рост натурализма в наше время вообще характерен для всех детективных романов, вне зависимости от половой принадлежности авторов, добавил Рэнкин. "Наверно, одна из причин - влияние кино на писателей; взять, например, интерес к серийным убийцам. Может быть, тут все идет по нарастающей, этакий круговорот: насилие в кино порождает насилие в книгах, а это насилие, в свою очередь, усиливается, когда эти книги экранизируются".

В наше время более половины детективов пишутся женщинами. Их книги читают преимущественно женщины. В прошлом году журнал Woman & Home провел опрос среди своих читательниц. Половина опрошенных назвала своим любимым жанром детективы, а любовные романы заняли в рейтинге популярности последнее место.

Причем книги, которые читают эти дамы, не предназначены для слабонервных. В "Последнем искушении" Макдермид фигурирует убийца, чьей фирменной "фишкой" был обычай сдирать у жертв на память "скальп" с лобка. В "Курсе лечения" Мо Хейдер сумасшедший убийца заставляет мужчину изнасиловать его собственное дитя.

В только что опубликованном триллере американской писательницы Челси Каин "Разбитое сердце" красавица, промышляющая серийными убийствами, захватывает в плен детектива, который ее выслеживает, и подвергает его пыткам. Она вбивает гвозди ему в ребра, вливает в рот отбеливатель и, наконец, без анестезии удаляет ему селезенку. В этот момент, охваченная состраданием, она вызывает "скорую".

Некоторые женщины, пишущие детективы, утверждают, что описания насилия в их книгах более конструктивны, чем у писателей-мужчин, так как женщины склонны подчеркивать последствия издевательств и убийств. Другие высказывают гипотезу, что кровавый стиль столь многих писательниц, работающих в жанре детектива, обусловлен тем, что женщины острее осознают опасность сексуального насилия.

Как выразилась Тэна Френч, автор романа "В лесах": "Мы с детства знаем, что на свете есть люди, для которых само наше существование - уже предлог превратить нас из людей в добычу.

Женщины каким-то безотчетным образом понимают, что опасность нависает над тобой каждый раз, когда ты возвращаешься домой поздно, каждый раз, когда незнакомый человек на безлюдной улице спрашивает у тебя дорогу, каждый раз, когда ты дома одна, а шторы раздувает странный сквозняк".

Натуралистические описания

Из романа Вэл Макдермид Beneath the Bleeding

Доктор Тони Хилл, психолог-криминалист, составляющий психологические профили преступников, попадает в больницу, раненный сумасшедшим пациентом психиатрической клиники. Лежа на больничной койке, он пытается докопаться до причин череды убийств, совершенных без очевидных мотивов.

"Кровавая бойня, - подумал Тони, когда из коридора выскочил какой-то здоровяк, размахивая перед собой пожарным топориком, словно то был серп, а сам он - Смерть. Его джинсы и рубашка-поло были забрызганы кровью; с каждым замахом с лезвия топора летели мелкие капли. Здоровяк целеустремленно преследовал своих жертв, неуклонно нагоняя их. "Приведите их к нему. Прятаться негде, - бормотал он тихо, монотонно. - Приведите их к нему. Прятаться негде". Расстояние между ним и ими все сокращалось. Еще пара широких шагов, и лезвие топора снова вонзится в плоть".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru