Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
18 февраля 2009 г.

| The Independent

Признание конвойного из Гуантанамо

Заключение. Унижения. Пытки. Мировая общественность может лишь пытаться представить себе ужасы лагеря X-Ray. Но вот Брендон Нили, бывший конвойный, изъявил желание рассказать о происходивших там шокирующих событиях - и о том, почему это позор для Америки. С ним беседовал Альмериндо Охеда.

В 1998 году Нили окончил среднюю школу, но в колледж поступать не стал. Через два года детские воспоминания побудили его завербоваться в военную полицию. Там он узнал, что такое военная муштра. "Тогда я полностью осознал, что больше не гражданский. Я был собственностью армии США", - цитирует его The Independent.

События 11 сентября 2001 года пробудили в нем злость и жажду мести. В начале следующего года после учений в Египте Нили отправили на службу в Гуантанамо, где как раз открывался известный лагерь. Его узники официально не считались военнопленными, а потому не подпадали под действие Женевской конвенции.

По признанию Нили, перед отправкой ему и его товарищам говорили, что они "столкнутся лицом к лицу с худшими людьми, каких только носит земля, и что это те самые люди, которые напали на нашу страну и на счету которых множество жертв". Никаких специальных инструкций по обращению с заключенными они не получили.

Через несколько дней служащим устроили экскурсию по лагерю. Нили запомнились крохотные "камеры", скорее напоминавшие собачью конуру. Затем начались тренировки - отрабатывали конвоирование, надевание наручников и кандалов, работу в спецгруппе, предназначенной для усмирения взбунтовавшихся заключенных. 11 января с аэродрома автобусом доставили первую партию пленников.

Царила нервозная атмосфера. Служащим объяснили, что эти люди воевали против американцев в Афганистане и имеют прямое отношение к подготовке терактов 11 сентября. Сам Нили и многие из его сослуживцев жаждали мести, и лишь со временем кое-кто начал задумываться о происходящем.

А пока вновь прибывших выталкивали из автобуса и вели в специальную карантинную зону. Все они были в масках, с затычками в ушах и с повязками на глазах. У многих были ранения. Из карантинной зоны их по одному вели в особую палатку, где фотографировали. Каждому надевали на руку браслет с личным номером. Потом в хирургической маске и с повязкой на глазах вели в камеру, где выдавали минимальный набор принадлежностей.

Вспоминая ощущения от этого дня, Нили отмечает, что "худшие люди на земле" выглядели не так, как он их себе представлял. "Думаю, я ожидал увидеть людей, похожих на монстров", - передает его слова The Independent.

Собеседник Охеды поневоле стал участником одного из первых "инцидентов" с привлечением так называемой "команды внутреннего реагирования" (IRF), состоящей из пяти человек. Когда они с напарником вели в камеру очередного заключенного, тот стал вырываться, и конвойным пришлось вызвать подкрепление. Команда действовала следующим образом: первый номер врывался в камеру со специальным щитом и что есть силы ударял заключенного; остальные четверо затем фиксировали конечности узника. Воспоминания об этом событии вызывают у Нили, по его признанию, чувство стыда, и "с течением лет, узнавая все больше, я испытываю все более сильное чувство вины".

Нили также поведал, как другого заключенного с помощью той же команды внутреннего реагирования безуспешно пытались заставить выпить питательный раствор. Еще одного избивали впятером за то, что он нецензурно выругался в адрес надсмотрщицы. "Думаю, что IRF использовались абсолютно необоснованно... Это был способ избить человека, который меньше и слабее их", - заявил Нили.

Он подтвердил, что был случай, когда надсмотрщик в ходе обыска бросил Коран на пол, что заключенным без их ведома давали свинину, что их заставляли слушать громкую музыку, во время молитвы поливали водой. Кроме того, солдаты заставляли узников выносить нечистоты, давая им за это леденцы из сухого пайка.

По свидетельству Нили, среди заключенных встречались люди в возрасте за шестьдесят. Ходили также слухи о том, что на гауптвахте держат детей, но подтверждений этому Нили за время своей службы не нашел.

Заключенные подвергались словесным оскорблениям и давлению: например, им говорили, что на их родину сбросили ядерную бомбу, что все их родственники мертвы, да и их самих могут в любой момент казнить.

Особенно запомнился Нили австралиец, якобы воевавший против американцев в Афганистане. По словам конвойного, "австралиец не выглядел хладнокровным убийцей", и это заставило его пересмотреть свое отношение к другим заключенным.

Кроме себя, Нили смог бы назвать еще одного-двух человек, которым было жалко заключенных и которые стыдились того, что им приходилось делать. "Но что мы могли сказать?.. Нас бы подняли на смех, - сказал он. - Поговорив с заключенными и осознав, что у многих из них есть любящие семьи, как и у меня, я начал понимать, что эти люди не отличаются от меня".

Нили не сомневается, что некоторые из узников Гуантанамо - "действительно плохие люди". Но "будь они виновны, невиновны, черные, белые, мусульмане, иудеи, кто бы они ни были - не может быть оправданий такому обращению с людьми, какое практиковали я и другие", - заключил бывший конвойный.

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru