Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 июня 2006 г.

Эдвард Феннел | The Times

Истинная сила бизнеса

На прошлой неделе мы, возможно, и наслаждались жарой, но в Санкт-Петербурге на встрече министров финансов стран G8 все же чувствовалось дуновение зимы. На повестке дня была необходимость обеспечить безопасность энергетических поставок в Европу после того, как Россия сработала по принципу "вкл./выкл." во время ценового спора с Украиной полгода назад, который впервые за 40 лет привел к перебоям в экспорте.

Последствия всего этого еще предстоит оценить. Например, Джиллиан Триггс, директор Британского института международного и сравнительного права, говорит, что действия России ее "шокировали". На фоне раскола с Украиной она интерпретировала это как попытку режима Путина просигнализировать, что Россия остается великой державой и у нее есть масса других рынков.

Однако на подобной основе надежная мировая торговля невозможна. Были подписаны контракты, и, чтобы сохранилось коммерческое доверие, их нужно выполнять, несмотря ни на какие трения между правительствами. Вот почему 10 дней назад на Россию снова надавили с требованием ратифицировать Энергетическую хартию - этот вопрос стоит на повестке дня уже многие годы, но решить его так и не удалось.

Для юристов в сфере энергетики и международной торговли Энергетическая хартия ("правовая основа международного энергетического сотрудничества") имеет огромное символическое и практическое значение. Созданная после холодной войны, она была нацелена на построение доверия между бывшими врагами для привлечения в богатые энергетическими ресурсами государства бывшего Советского Союза западных инвестиций. Ее подписали 52 страны Европы и Азии, и ее цель - открыть рынки и модернизировать способ урегулирования диспутов на самых важных рынках.

Для Энергетической хартии фундаментальное значение имеет приверженность защите и содействию иностранным энергетическим инвестициям и свободной торговле энергоресурсами на основе правил Всемирной торговой организации. Неудивительно, можете сказать вы, что россияне ее не ратифицировали. "Почему государство должно быть равнодушным к нефтяным и газовым месторождениям, являющимся пусть и не самыми крупными в мире, но все же достаточно значительными?" - спросил недавно министр энергетики Виктор Христенко.

Марк Сондерс, эксперт по энергетике в BLP, относится к позиции России с пониманием. "Очень модно осуждать россиян, но я понимаю то, что они говорят, - заявил он. - Их энергетические ресурсы - это единственный туз в их распоряжении, и "Газпром" играет решающую роль в финансовой стабильности региона. Россиянам может казаться, что их просят согласиться дать Западу возможность скупать их ресурсы, не предоставляя ничего взамен".

Какими бы ни были установки политиков, добавляет Сондерс, скорее всего, в конечном итоге победят императивы бизнеса. "Россия найдет способ приспособиться к Западу, - говорит он. - Она не станет резать курицу, несущую золотые яйца".

Андрей Баев из российского отделения Allen & Overy, соглашается. Перед Россией стоят серьезные геополитические проблемы, и он признает, что статус "Газпрома" - это ключевой вопрос. Тем не менее, отмечает он, изменения уже не за горами, что продемонстрировал, например, министр финансов Алексей Кудрин, выразив поддержку "принципов, стоящих за хартией".

В любом случае, существует ключевой фактор, упорно толкающий Россию к хартии: ее принципы, особенно в отношении разрешения диспутов, отражают то, как все больше хочет работать мир бизнеса. "С моей точки зрения Энергетическая хартия - это решающий инструмент, который обеспечивает мощную и эффективную защиту энергетического инвестора, - отмечает Софи Напперт, глава арбитражного отдела в Denton Wilde Sapte. - Исторически все споры попадали в Международный суд, однако новые схемы, которые предлагаются в новых договорах, дают инвесторам право привлекать другие государства прямо в арбитраж".

Дэвид Мосс из Lovells подтверждает, что гвоздь Энергетической хартии (так же, как и многих новых двусторонних торговых договоров) - это порядок разрешения споров. Используя мощности Международного центра урегулирования инвестиционных споров, стороны, подписавшие хартию, могут закончить диспут быстро и эффективно.

Критики отмечают, что те методы, которые использовала Россия прошлой зимой, выглядят как прошлый век. Если Россия действительно хочет присоединиться к глобальной тенденции, она должна согласиться на методы работы, оговоренные в хартии. Иначе, указывает профессор Триггс, воздействие на инвестиции будет страшным - во всех смыслах этого слова.

"Но изменить положение вещей за одну ночь невозможно, - восклицает Баев. - Требуется постепенный процесс трансформации". И насколько длительный? Как и Тони Блэр, президент Путин жаждет оставить наследие. На основании этого Баев полагает, что ратификация Энергетической хартии - как и вступление в ВТО - будет завершено Путиным в течение следующих двух лет, до окончания его нынешнего президентского срока - и ознаменует завершение эры, которая началась с призыва к "построению социализма в отдельно взятой стране".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru