Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 августа 2008 г.

Адриан Гамильтон | The Independent

На Россию повлияют экономические, а не политические факторы

Среди всех драматических и мрачных выводов этой недели о том, как строить отношения с Россией после событий в Грузии, одним из наиболее наивных является предположение, что мы сможем каким-то образом отделить политику от коммерции, действуя жесткими методами в одной сфере и мягкими - в другой. Расскажите об этом BP. Расскажите об Украине, Восточной Европе и Прибалтике в связи с их переговорами о цене на российский газ.

Вы не можете отделить политику от бизнеса - ни в Африке, ни в Азии, и уж тем более в странах бывшего Советского Союза. Когда пала Берлинская стена, будущее Европы можно было рассматривать с точки зрения распространения демократии и автономии новых государств. Растущая нехватка сырья, в особенности нефти и газа, изменила ситуацию.

Прежде всего, это изменило роль самой России, превратив ее в крупного экспортера нефти, диктующего свои условия. Когда в российском государстве царил хаос и его активы находились в руках олигархов, Запад как потребитель мог играть по собственным правилам. Когда началась нехватка энергоносителей и российское государство вновь обрело контроль над сырьевыми ресурсами, право диктовать свои условия перешло к России.

Одного этого было бы вполне достаточно. Но необходимо также отметить роль России как центра распределения нефти и газа, обнаруженных в бывших советских республиках вдоль ее южных границ - что нашло свое отражение в грузинском кризисе. Грузия находится на пути нефтегазового трубопровода, который идет из Азербайджана. Он специально разрабатывался Западом как маршрут в обход России в Турцию, а оттуда в Европу.

Для Европы сложность состоит в том, что Грузия на данный момент остается единственной альтернативой России для поставок из Казахстана и Киргизии, а также для дополнительных поставок из Азербайджана. Другим маршрутом без участия России мог бы стать Иран, но это невозможно из-за нынешней конфронтации с Тегераном. Для производителей на Каспии встает выбор - либо в Турцию через Грузию, либо в Европу через Россию.

Не случайно российские войска прочно обосновались в Гори, грузинском городе, через который пролегает из Азербайджана в Турцию трубопровод Баки-Тбилиси-Джейхан. Не случайно русские с такой уверенностью излагают свою позицию.

Президенты Буш и Саркози могут рассматривать российскую позицию по Грузии как направленную против Запада. В реальности она имеет гораздо больший резонанс и большее влияние на другие государства Кавказа и Каспия. Украина не имеет к этому отношения. Так же, как и Польша и Прибалтика. Посмотрите, где есть нефть и газ, и вы увидите истинные интересы Москвы.

Так должны ли мы спорить с Москвой в борьбе за "сферы влияния", как утверждали на этой неделе лидеры НАТО? Нет, конечно, нет. Мы сделали то, что было хуже всего - наполнили специфическую местную ситуацию в Грузии смыслом конфронтации между Востоком и Западом. Эти игры не в интересах участвующих сторон. Во многих из них, таких как Казахстан и Грузия (если считать анклавы), проживают значительные русские меньшинства, у них есть сложившиеся связи с Москвой. Они не могут позволить себе выступить против своего более крупного соседа, как бы они ни были им недовольны.

Но у большинства из них также есть коммерческая и политическая заинтересованность в поощрении альтернативных источников инвестиций и влияния. Если бы мы относились к России в меньшей степени как к разъяренному медведю и в большей степени как к конкуренту, мы бы получили гораздо больше. У нас есть что предложить - это деньги и навыки, и мы можем представить в противовес России как культурное, так и политическое влияние.

Проблема в том, что даже в коммерческом смысле мы так много упустили. Мы ужасно медленно воплощали наши планы по строительству новых трубопроводов, включая предложенный газопровод Nabucco. Участие ЕС посредством торговли и экономической помощи незначительно и разрозненно, а безумный план президента Саркози по сознанию Средиземноморского союза лишь отвлекает на себя внимание. У Европы все еще нет единой энергетической политики. Политика ЕС по отношению к Ирану по-прежнему носит несерьезный и самооборонительный характер.

Ответственность за это в большей степени лежит на Европе, чем на Америке. Нам следует взять ответственность на себя и предпринять эффективные меры. Конди Райс, Дэвид Милибэнд и Николя Саркози неправильно повели себя на этой неделе. Что нам нужно в отношениях с Россией и с бывшими советскими республиками, так это мягкий подход в области политики и жесткий подход в коммерческой сфере.

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru