Архив
Поиск
Press digest
13 мая 2021 г.
21 июня 2006 г.

Люис Смит, Валери Элиотт | The Times

Как рыбка на вашей тарелке делает вас соучастником преступления

Мафиозные группировки из России занимаются хищениями квотируемых рыбных ресурсов, а затем сбывают свой нелегальный улов через порты Великобритании.

Треска, которую подают к обеду в домах Британии, стала последним товаром в ряду тех, которые осваивают мафиозные группировки, делая из потребителей соучастников своего глубоководного преступления.

Норвежские власти выступили с предупреждением, что незаконно выловленная треска сбывается в Великобритании повсеместно, от местных рыбных магазинчиков до супермаркетов. Порядка 50% поставок трески в Великобританию могут быть нелегальными.

В эту преступную деятельность вовлечены принадлежащие России траулеры, которые выходят из северного порта Мурманск, игнорируя строгие квоты на вылов трески, морского окуня и палтуса в Баренцевом море.

Легальная квота на вылов трески в этих водах составляет 480 тысяч тонн, но, по некоторым оценкам, российские траулеры вылавливают ежегодно 100 тысяч тонн сверх этого.

Их суда обходят квоты, сгружая избыточный улов в международных водах на другие корабли - как правило, на те, которые ходят под "удобными флагами" Камбоджи, Того, Грузии, Белиза или Каймановых островов.

Возвращаясь в порт, российские суда не сообщают властям истинного размера своего улова, зная, что квоты редко контролируются. "Черная" рыба распределяется и продается как законная в портах Европы, особенно, как сообщается, в Гримсби и в Халле.

Банды, ведущие прибыльную нелегальную торговлю, заметают следы, беря внаем или в лизинг российские суда, вместо того чтобы покупать их.

Морские власти Норвегии обвиняют британское правительство в том, что оно не старается предотвратить эту многомиллионную преступную деятельность по отмыванию денег. Министру рыбного хозяйства Бену Брэдшоу ставят в вину то, что он говорит громкие слова о незаконной рыботорговле на мировой сцене, но отказывается бороться с этой проблемой у себя дома. Норвегия требует, чтобы Великобритания предоставила полные данные обо всех выгрузках трески и другой рыбы с российских траулеров или судов, зарегистрированных в других странах. Если у них будут факты, они смогут бороться с незаконным выловом рыбы преступными группировками.

Однако правительство отказывается передавать такую информацию и настаивает, что может предоставить данные только России - с тем, чтобы она провела собственную внутреннюю проверку.

Правительство также отказывается отвечать на конкретизированные вопросы Times об отказе Великобритании от предоставления Норвегии информации о продаже рыбы. Брэдшоу сказал: "У нас хорошая практика соблюдения законности рыбного промысла, и мы улучшаем свои показатели, что признано Еврокомиссией. Мы активно сотрудничали с норвежским правительством в том, что касается его нынешней обеспокоенности относительно деятельности некоторых российских судов. Великобритания также взяла на себя ведущую роль в международной борьбе с незаконным рыбным промыслом, поскольку занимает председательскую должность в Оперативной группе по работе в международных водах. В прошлом году мы провели в Англии и Уэльсе 116 успешных судебных процессов по делам о нарушении законности в рыбном промысле".

Международный фонд защиты диких животных и Greenpeace ведут кампанию с целью убедить Брэдшоу принять более жесткую линию по браконьерству. Они также призывают ведущие продовольственные компании, такие как Unilever, Young's Blue Fresh, Findus, и сети супермаркетов бойкотировать рыбу из британских портов, если они хотят, чтобы их рыба была легальной и полученной из проверенных источников.

Эти компании осуждают незаконный и бесконтрольный рыбный промысел и утверждают, что, насколько им известно, они сами не покупали рыбу, незаконно выловленную или выгруженную.

Однако пресс-секретарь компании Unilever, которой принадлежат бренды Bird's Eye и Igloo, признает: "Мы никогда не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что кто-то не обошел правила. Политика контроля за соблюдением норм находится за пределами нашей компетенции".

Марен Эсмарк, координатор по вопросам морской природы норвежского подразделения Фонда по защите живой природы, считает, что потребители тоже должны проявить активность. Она говорит: "Люди должны спрашивать в супермаркетах и ресторанах, "черная" им предлагается рыба или "белая", законная или незаконная. Их могут обмануть, но постоянное давление на компании заставит их работать с легальным продуктом".

Норвежская береговая охрана сообщила представителям правительства и ученым о промышленном уровне браконьерского вылова трески этими организованными преступными группами. Береговая охрана считает, что нелегальный обмен между судами за последний год вырос на 34% и в море за этот период осуществлено по меньшей мере 240 незаконных операций.

Командир Мортен Рефштад сказал на встрече на Свальбарде, норвежском острове в Северном Ледовитом океане: "Это международная организованная преступность. Существует система сбыта нелегально добытой рыбы. Мы точно не знаем ни масштабов проблемы, ни ее охвата, ни количества рыбы, но очевидно, что эта деятельность должна быть организованной. Она должна быть международной. Она включает в себя торговлю и транспорт".

"Суда-передатчики ходят под "удобными флагами", и мы думаем, что это осуществляется в основном российскими судами. Большинство рыбаков - честные труженики, но бывают и преступники. Это серьезная угроза окружающей среде, и мы наблюдаем все больше случаев серьезного нарушения закона".

Небольшая группа судов была замечена и сфотографирована.

Наблюдается эскалация нелегального рыбного промысла, говорит командир Рефштад, потому что портовые власти - в том числе британские - не останавливают выгрузки. Он назвал в числе стран, которые не все делают для усиления контроля над импортом помимо Великобритании Испанию, Голландию и Португалию.

Норвегия также хотела бы видеть больше ответственности со стороны стран, предоставляющих "удобные флаги". Торе Риис из министерства рыбного хозяйства Норвегии подтвердил высокий уровень незаконной деятельности.

"Это очень хорошо организованная преступная деятельность, которую трудно отследить. Это большая проблема для нас. Суда могут выгружать рыбу в небольших бухтах, где, как им известно, портовые правила строго не соблюдаются", - сказал он.

Рыбное браконьерство также наносит урон резервам Баренцева моря. Более мелкая рыбная молодь часто выкидывается за борт или гибнет на траулерах. "Они видят, что рыба слишком мелкая, много денег за нее не выручить, поэтому ее просто выбрасывают. Речь идет примерно о 200-300 тоннах рыбы, что совершенно неприемлемо", - сказал он.

Многие траулеры нарушают нормы рыбной ловли, но мало кого подвергают арестам. В прошлом году норвежской береговой охраной было произведено 24 ареста в ходе 2378 инспекций.

Дурной улов

Как за последние пять лет изменились квоты.

Треска - снизились на 15%, до 20 180 тонн

Сельдь - снизились на 15%, до 100 304 тонн

Мерланг - снизились на 15%, до 11 796 тонн

Пикша - снизились на 13%, до 42 770 тонн

Североморские креветки - повысились на 32%, до 1 418 тонн

Хек - повысились на 3%, до 4 699 тонн

В отчете Международного фонда защиты дикой природы сообщается, что общемировой вылов трески снизился с 3,1 млн тонн в 1970 году до 950 тыс. тонн в 2000. В Северной Америке вылов трески снизился на 90% с начала 1980-х. В Европе вылов североморской трески снизился на 75%.

Лишь 0,5% популяции трески - особи старше пяти лет, а 90% - моложе двух лет, что указывает на разрушение цикла воспроизводства.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru