Архив
Поиск
Press digest
15 июня 2021 г.
22 марта 2005 г.

Джоанна Питман | The Times

Грязные тайны войны

Стэнли Грин все еще видит Чечню в кошмарных снах.

Жизнь военного фотографа полна опасностей. Стэнли Грин хорошо это знает - с 1994 года он совершил около 20 поездок в Чечню, на его фотографиях запечатлены смерть и разрушения, которые продолжаются в этом регионе. В прошлом году работа Стэнли Грина в Чечне была отмечена престижной премией имени Юджина Смита за гуманизм в фотографии. Грин делает свои фотографии в разных регионах мира, но Чечня притягивает его вновь и вновь.

"Я делал фотографии на многих войнах, - говорит Грин. - Я фотографировал в южном Судане и в Руанде, в Ираке, я был в Фаллудже. Там было сложно, я чувствовал себя мишенью. Но в Чечне все намного хуже, Чечня - это маленький грязный конфликт, настолько отвратительный в своей жестокости, что оставляет глубокий след в душах журналистов и работников гуманитарных организаций, которые побывали на чеченской земле".

Грин впервые побывал в Чечне в 1994 году, на 50-ю годовщину сталинской депортации чеченцев из-за обвинения их в сотрудничестве с нацистами. "Когда я прилетел в Грозный в 1994 году, в городе кипела жизнь, работали кинотеатры, дискотеки, музеи и планетарий. Потом, в 1995 году, Россия начала свои ковровые бомбардировки. В Грозном все еще живут чеченцы, но они там как животные - без газа, без электричества, и их дети не знают другой жизни, кроме как жизни на войне. Русские бросили чеченцев назад в каменный век. Но русские сражаются с чеченцами уже 300 лет и уже должны бы понять, что не смогут победить чеченцев. Сегодня, когда чеченцы чувствуют, что Запад отвернулся от них, они готовы пойти на все".

Грин начал заниматься фотографией, когда он был ребенком и путешествовал со своими родителями по Америке в составе театральной труппы. Когда ему было 14 лет, он фотографировал демонстрации, на которых выступал Мартин Лютер Кинг. Вначале Стэнли Грин хотел стать священником, потом - художником, но в итоге занялся фотографией. "Мои первые фотографии были дилетантскими. Я был в лагере беженцев на границе Мали, где я сфотографировал умирающих людей, на глазах которых сидели мухи. Я пытался сделать эти портреты в модном стиле, так, чтобы придать этим людям чувство собственного достоинства. Не люблю те фотографии - в них не было души, но они преподали мне такой урок, который я никогда не забуду".

Чечня продолжает будоражить ум фотографа, хотя он и не ездил туда с 2003 года. "Сейчас ехать туда слишком опасно. За последний год никто не привез свежих фотографий из Чечни. Если я не еду в Чечню, то мне кажется, что тем самым я предаю тех в Чечне, кто находится по другую сторону объектива моего фотоаппарата. Ведь с помощью фотоаппарата я могу привлечь к этой войне внимание многих людей. У людей есть повод для беспокойства - до тех пор, пока Запад не выразит России свое осуждение, эта война будет продолжаться и расширяться".

Свой гнев Стэнли Грин излил в книге "Открытая рана", в ней есть и его фотографии, снятые в Чечне с 1994-го по 2003 год. Выставка работ фотографа также прошла в лондонской галерее Trolley Gallery.

В своих фотографиях Грин рассказывает истории жизни людей. Но, в отличие от многих фотографов на войне, он не ставит цель изобразить смерть или шокировать публику своими фотографиями. На его фотографиях смерть и разрушение отражаются в лицах тех, кто остался в живых, и эти фотографии дают нам представление о войне.

"Я знаю, что теперь я связан с Чечней, и уже никогда не смогу уйти на пенсию и фотографировать цветы. Даже когда мне будет 70 лет, я все еще буду фотографом в местах военных действий", - говорит Грин.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru