Архив
Поиск
Press digest
21 апреля 2021 г.
25 августа 2005 г.

Рана Саббах-Гаргур | The Times

Апологет Саддама шутит после 28 месяцев одиночного заключения

Жена и дочь Тарика Азиза рассказывают о первом свидании в тюрьме

Это была их первая встреча за 28 месяцев, и родственники 69-летнего Тарика Азиза плачут, рассказывая о свидании в американской тюрьме под Багдадом с человеком, который более десятилетия был для всего мира лицом режима Саддама Хусейна.

"Он выглядел на все 80, - рассказала The Times его жена Виолетт. - Он был очень слаб и не мог ходить даже по маленькой комнате для свиданий. Ему приходилось опираться на американских конвоиров при каждом шаге".

"Его густые волосы и усы сильно поредели и поседели", - плача, добавила она.

По ее словам, он потерял в весе более 14 килограммов. Врачи удалили ему испорченные зубы, чтобы вставить протезы. Он принимает больше дюжины таблеток в день, чтобы контролировать высокое кровяное давление, диабет и проблемы с сердцем.

Но он по-прежнему способен шутить. Его дочь, 38-летняя Зайнаб рассказала: "Он сказал маме: "Ты годами пилила меня, чтобы я сбросил вес. А помогли мне в этом американцы".

Азиз, уверенный человек в очках, обладающий хорошими манерами, был ведущим соратником Саддама: его министром иностранных дел перед войной в Персидском заливе и заместителем премьер-министра перед американским вторжением в Ирак.

В колоде карт коалиции он был восьмеркой пик - значился в списке разыскиваемых под номером 43, - но смиренно сдался, когда американцы пришли в его дом в Багдаде, где он прятался несколько недель после вторжения. С тех пор Азиза, Саддама и других высокопоставленных представителей режима держат в одиночном заключении на укрепленной американской базе вблизи багдадского аэропорта.

Азизу еще не предъявили обвинений, и есть признаки того, что к нему начали относиться снисходительнее. Две недели назад ему впервые разрешили позвонить семье, а теперь им разрешили увидеться, правда, всего на 30 минут.

Это было рискованное путешествие для г-жи Азиз и двух ее дочерей, Зайнаб и Майсы, после вторжения бежавших в соседнюю Иорданию. Им пришлось проехать на машине 600 миль по самой беспокойной части Ирака; они ехали в разных машинах, чтобы уменьшить риск погибнуть всем вместе. Их дом на берегу Тигра давно уже занял Абдул Азиз аль Хаким, лидер шиитов и председатель Совета исламской революции, так что им пришлось остановиться у сестры Азиза.

Получение пропуска на базу было утомительным и травматичным, но не более травматичным, чем встреча с Азизом. Им разрешили обниматься, но только три минуты, после чего конвой увел его за стеклянную перегородку, через которую продолжалось общение. Посетители вскоре были в слезах, но Азиз оставался невозмутимым.

Больше всего его заботило благополучие семьи, которая живет на снятой квартире в квартале для среднего класса в пригороде Аммана. Ее счета заморожены. Первоначально была поддержка со стороны иорданской королевской семьи, но сейчас г-жа Азиз говорит только, что им помогают давние друзья ее мужа. "Он так беспокоится за нас, потому что знает, что у нас нет денег", - сказала она.

Он спрашивал о младшем сыне Саддаме, названном в честь бывшего иракского лидера. В настоящее время он учится на стоматолога в университете в Йемене.

"Когда он говорил о Саддаме, он обернулся к одному из конвоиров и сказал: "Не волнуйтесь, я говорю о сыне, а не о нем", - сказала Зайнаб.

Он спрашивал также о шестерых внуках и муже Зайнаб, Висаме, который добрался до Аммана семь месяцев назад и был похищен вооруженными людьми.

Азиз назвал питание и медицинское обслуживание адекватными, но пожаловался, что не получил посылок с кубинскими сигарами, сигаретами, финиками и порошковым молоком, которые семья посылала ему через Международный Красный Крест.

С письмами дело обстоит немногим лучше, сказала его жена. Семья лишь недавно получила письмо, датированное маем, которое было ответом на только что полученное письмо, отправленное в декабре.

Зайнаб сказала: "У нас не было времени на подробный разговор о его жизни в тюрьме, о других заключенных, об иракской политике, свидание кончилось так быстро. Но он спросил, правда ли, что пишут проект иракской конституции".

Г-жа Азиз сказала: "Он все время говорил, что нам не следует за него волноваться, потому что он ни в чем не виноват и его руки чисты. Он занимался только международными делами и не был связан с внутренней политикой".

Ее мужа допрашивают по поводу зверств в Ираке перед вторжением, включая разгром шиитского восстания в 1991 году.

Сторонники называют Азиза политическим заключенным, делавшим все, что в его силах, для обуздания Саддама, но противники не сочувствуют этому человеку.

Комитет INDICT, который добивается судебного преследования иракского руководства, утверждает, что при Саддаме он был членом Совета революционного командования, и следовательно, являлся соучастником геноцида и военных преступлений против Ирана, Кувейта и собственного народа.

"Американские солдаты - всего лишь наемники, и они проиграют"

"Неужели вы думаете, что я, один из иракских лидеров с боевой биографией, отправлюсь в американскую тюрьму - на Гуантанамо? Я лучше умру". (Заявление на встрече с журналистами за несколько недель до вторжения в Ирак. Он сдался 24 апреля 2003 года.)

"Если американцы устроят здесь войну, я думаю, они об этом пожалеют, они проиграют эту войну, их победят". (Интервью перед войной в Персидском заливе.)

"Американская администрация готовит почву для агрессивной войны. Если американское правительство совершит это преступление, это будет величайшее преступление в американской и мировой истории. Если Буш нападет, произойдет страшная катастрофа, не только для региона, но и для всего мира". (Выступление в Аммане в августе 1990 года.)

"Это будет кровопролитный конфликт, и Америка проиграет. Я хожу с пистолетом, чтобы показать, что мы готовы дать отпор агрессору. Американские солдаты - всего лишь наемники, и они проиграют". (19 марта 2003 года.)

"Я выражаю глубокое сочувствие вам и родственникам жертв. Наше сочувствие идет рука об руку с чувствами, которые вызывают у нас трагедии, разыгрывающиеся на протяжении 12 непрекращающейся агрессии и действия санкций ООН". (Письмо, направленное после 11 сентября 2001 года министру юстиции США Рэмси Кларку.)

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru