Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
26 апреля 2007 г.

Том Болдуин | The Times

Особые отношения Буша и Блэра: Блэр боится выглядеть "пуделем" Буша

Тони Блэр вот уже четыре года не решается получить от Конгресса США золотую медаль почета отчасти потому, что эта церемония усилит пересуды среди тех, кто считает его "неким пуделем", полагает сэр Дэвид Меннинг, британский посол в Вашингтоне.

То, что премьер-министр вот уже на 1351 день опоздал с получением медали от президента Буша, долгое время вызывало удивление и в Вашингтоне, и в Лондоне. Даунинг-стрит заявляет, что этот вопрос все еще находится в процессе рассмотрения.

В то время как Блэр готовится к уходу в отставку, сэр Дэвид в одном из редких интервью The Times сообщил, что у премьер-министра "всегда были препятствия" к тому, чтобы получить медаль. Решение о его награждении было принято вскоре после вторжения в Ирак и его триумфального выступления перед обеими палатами конгресса в июле 2003 года.

Меннинг, который перед вторжением был главным советником премьера по внешней политике, пытается изменить восприятие американо-британских отношений и отношений между двумя лидерами, чье место в истории, судя по всему, будет определяться войной в Ираке.

"Для тех, кто считает премьер-министра... неким пуделем, не важно, что он делает", - считает сэр Дэвид, чей четырехлетний срок на посту посла подходит к концу этой осенью. "Сложилась следующая ситуация: если он получит медаль, люди скажут, что это подтверждает их точку зрения. Но все обстоит существенно лучше - это более сложные отношения, своего рода улица с двусторонним движением".

Во время беседы в своей вашингтонской резиденции, здание которой построено Лаченсом, посол рассказал, что отношения между двумя странами в последние годы не "стали менее равными" из-за того, что после Второй мировой войны Америка стала влиятельной мировой державой, а Великобритании приходится "действовать в качестве державы средних размеров".

Однако он признает, что антиамериканские настроения усиливаются из-за событий, которые подрывают веру в общие ценности Европы и США. Сразу после приезда в Вашингтон у Меннинга, по его словам, "сложилось впечатление, что политика определяется в основном последствиями 11 сентября".

Но ситуация изменилась после того, как в ходе промежуточных ноябрьских выборов демократы вернули себе власть в конгрессе. "Теперь мы видим совсем другой конгресс и совсем иные политические обсуждения. Не все они посвящены национальной безопасности и Ираку. Конечно, в 2008 году Ирак будет центральным вопросом, однако американская политика пробудилась после четырех-пяти лет сна".

"Думаю, это здоровая и правильная тенденция, которая повлияет на восприятие США за рубежом. Вопросы, которые США выносят на обсуждение, окажутся гораздо понятнее европейскому обществу". Посол обеспокоен ростом антиамериканских настроений и говорит, что было бы "попросту глупо отворачиваться от США" и пытаться решить глобальные проблемы в одиночку.

"Меня это пугает. Я надеюсь, что ситуация изменится с уходом от политики, сформировавшейся после 11 сентября, и между сторонами возродятся отношения сотрудничества". Эти заявления можно трактовать как признание, что способность Великобритании влиять на Вашингтон оказалась подорвана. Ранее в этом году создалось впечатление, что подобных же взглядов придерживается Кендалл Майерс, представитель Госдепартамента США. Он назвал отношения с Великобританией в целом односторонними и сказал, что позицию Блэра обычно игнорируют.

Однако сэр Дэвид утверждает, что из-за долгосрочных интересов Великобритании премьер-министру "придется тесно сотрудничать с любым, кто окажется у власти", как он сотрудничал с президентом Клинтоном. Действительно, говорит посол, много раз Британия четко говорила о своих расхождениях с администрацией Буша. Он упоминает о содержании американцами подозреваемых в терроризме на базе Гуантанамо, о скептическом отношении Америки к научным свидетельствам климатических изменений, о стремлении Блэра к мирному урегулированию на Ближнем Востоке и многостороннем подходе премьер-министра к мировому устройству.

"Для сотрудничества важнейшую роль играет то, что если мы и расходимся в своих взглядах, то это не мешает сотрудничеству в целом, - говорит посол. - Идет менее заметный процесс соглашения по множеству вопросов: как бороться с распространением ядерного оружия, в частности, как поступать с Ираном? Как бороться с изменениями климата?"

"Это не всегда простые для США вопросы, однако, инспирировав обсуждение, мы несомненно повлияли на американскую сторону". Меннинг считает, что действия госсекретаря Кондолизы Райс, которая недавно предложила мирную инициативу арабским странам, "во многом напоминает то, к чему мы призывали". Кроме того, "некоторый сдвиг" произошел в отношении Буша к климатическим изменениям, "на которое мы оказали влияние".

"То, что некоторые представляют Буша в карикатурном виде", явно раздражает сэра Дэвида. По его словам, образ президента как единоличника, который игнорирует другие страны, основывается главным образом на действиях в Ираке. Люди, которые говорят в таком ключе, не замечают недавних попыток администрации более тесно сотрудничать с ООН, Европой, Китаем и Россией в борьбе с ядерной угрозой со стороны КНДР и Ирана.

Невысокий мужчина в очках, с мягкой манерой речи, Дэвид Меннинг пользуется огромным уважением в Вашингтоне. Советник Блэра по внешней политике и посол, он, вероятно, является одним из самых информированных в США людей, не понаслышке знающих об отношениях двух лидеров.

Противники премьер-министра считают символом этих отношений скандальный момент на саммите "большой восьмерки" в прошлом году, когда Буш обратился к премьеру: "Йоу, Блэр!" Тогда ни Блэр, ни Буш не знали, что микрофон все еще включен, и президент, как услышал потом весь мир, отверг предложенную Блэром помощь в ливанском кризисе.

Сэр Дэвид выступает против подобной интерпретации: "У президента собственный шутливый стиль общения... он от природы очень энергичен. Полагаю, он использовал техасское приветствие".

Так что же происходит, когда два лидера встречаются частным образом? "Все проходит очень откровенно и искренне, - говорит Меннинг. - Оба они знают, на что хотят обратить внимание и о чем побеседовать. Они спокойно общаются и насчет сложных, и насчет простых вопросов".

Если бы люди увидели премьера на этих встречах, "думаю, им бы не показалось, что он заламывает руки и умоляет", говорит сэр Дэвид. "К мнению премьер-министра прислушиваются, но все не так просто - это ведь не нажать рычаг игрового автомата. В международной политике все по-другому". Смогут ли подобные отношения между американским президентом и британским премьер-министром повториться в будущем? "Не сразу, - отвечает Меннинг. - Людям нужно время, чтобы узнать друг друга. Ни у кого не будет таких же отношений, как у Тони Блэра с президентом, но я полагаю, что крайне близкие отношения сохранятся". Как говорит посол, проблемы, с которыми сталкиваются обе страны в борьбе с терроризмом и последствиями глобализации, "не изменятся от того, что сменятся люди в кабинетах - какого-то громадного сдвига не произойдет".

Однако ощущается, что даже в тех вопросах, которые сэр Дэвид приводит в качестве примера оказанного Блэром влияния, результаты не слишком убедительны. Так, в вопросе мирного урегулирования на Ближнем Востоке посол не скрывает разочарования: он покинул пост британского посла в Израиле десять лет назад, а "мы все еще пытаемся добиться прогресса".

Некогда Буш пообещал уделить мирному урегулированию столько же сил и времени, сколько Блэр уделил Северной Ирландии. "Но получилось, что администрация утратила веру в Арафата. Довести процесс до конца не удалось".

После смерти Арафата "появилась новая возможность... но ничто никогда не бывает просто", добавляет Меннинг с сожалением.

Подобная история случилась и при подготовке к иракской войне, когда премьер-министр убедил Буша, что вначале следует испробовать все дипломатические возможности ООН и лишь затем переходить к "горькому финалу". По словам сэра Дэвида, эти слова "возымели действие", хотя "действия ООН, к сожалению, оказались безуспешны и мы не достигли своих целей".

Медаль, которая должна быть вручена Блэру конгрессом за поддержку американской внешней политики, стала неприятным символом и будет висеть тяжким грузом.

Сэр Дэвид говорит, что Блэр всегда отказывался принимать награды, пока находится на посту. Меннинг считает, что Блэр примет орден, "когда будет частным лицом". Этот день уже близится, и он бы наступил раньше, если бы не особые отношения с Бушем.

Тони Блэр, 2007 год: "Отношения с Америкой повсюду открывают множество дверей"

Буш, 2003 год: "Америке повезло называть эту страну (Великобританию) своим ближайшим другом в мире"

Буш, 2001 год: "У нас нет друга более близкого, чем Мексика"

Буш, 2002 год: "У нас нет друзей более близких, чем Канада"

Сотрудник Госдепартамента США Кендалл Майерс, 2006 год: "Может быть, не было в действительности никаких особых отношений, или по крайней мере мы их не заметили? Обычно мы их игнорируем, не обращаем на них внимания. Мы говорим: "Британцы учат нас, как управлять империей. Нужно их осадить"

Рональд Рейган о Маргарет Тэтчер: "Лучший мужчина в Англии"

Тэтчер о Рейгане: "Второй главный мужчина в моей жизни"

Вероятное происхождение выражения. Уинстон Черчилль, 1946 год: "Братский союз англоязычных народов... означает особые отношения между Британским Содружеством и Британской империей и Соединенными Штатами"

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru