Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
26 декабря 2006 г.

Кэйти Маркс | The Independent

После наводнения. Надежда среди руин после цунами

В городе Каланг провинции Ачех только одно здание устояло после удара волны два года назад. Но работа Merlin, одной из благотворительных организаций, названных в нашем обращении, помогла потрясенным жертвам наладить жизнь

Когда два года назад налетело цунами, акушерка Сьямсидар Харахап только что приняла новорожденную девочку в медицинском центре недалеко от Каланга, на западном побережье провинции Ачех. "Я накладывала матери последний шов, когда хлынула вода, - говорит она. - Люди на улице кричали, и я побежала, мы все побежали".

Все, кто находился в клинике деревни Лагун, направились в горы - они высятся над густонаселенными прибрежными равнинами. Сьямсидар добралась до безопасного места, но другая акушерка и старшая медсестра погибли. Погибли также новорожденная девочка и ее мать.

Сьямсидар нашла приют в одном из лагерей индонезийской армии, которыми был усеян регион, тогдашний центр давнего гражданского конфликта в Ачехе. Через три дня она вернулась в свою деревню Лхок Тимон, полностью разрушенную. Ее дом и все имущество пропали, но ей удалось найти своего мужа и двоих сыновей, 7 и 10 лет, которые были живы. Увидев их, говорит она, она забыла обо всем, что потеряла. "Я была так счастлива, что мне просто хотелось плакать", - говорит она.

Семья нашла в развалинах немного риса и воды. Они ждали, что придет помощь, но никто не пришел. Они решили покинуть изолированную Лхок Тимон и идти пешком в ближайший городок Ламно, что на полпути между их деревней и провинциальной столицей Банда Ачех.

Путешествие протяженностью 65 миль заняло семь дней, есть было нечего, кроме недозрелых кокосовых орехов. Они спали "в горах, где придется". Они видели, как над головой пролетают вертолеты, доставляющие помощь. "Мы надеялись, что нам сбросят еду, но этого не случилось", - говорит Сьямсидар.

Три месяца ее семья кочевала, они были сначала в Ламно, потом в Банда Ачехе, потом в Медане, столице соседней провинции Северная Суматра. Иногда они жили у друзей и родственников, иногда в палатке. В марте 2005 года они вернулись в Каланг, где Сьямсидар предложили работу во временной клинике, построенной Merlin - британской благотворительной организацией, игравшей ведущую роль в восстановлении здравоохранения в Ачехе.

Провинция Ачех, которая находится на северной оконечности индонезийского острова Суматра, приняла на себя основной удар цунами в Индийском океане. Из 230 тыс. погибших почти 170 тыс. - жители провинции. Заселенные районы площадью сотни квадратных миль сровняло с землей, и 600 тыс. человек лишились домов.

Сильнее всего пострадало западное побережье Ачеха, находившееся близко от эпицентра огромного подводного землетрясения, которое спровоцировало приливные волны на второй день Рождества в 2004 году. На прибрежных равнинах, где теснятся рыбацкие деревни и рисовые поля, смело целые общины вместе со всей инфраструктурой - домами, мостами, школами и медицинскими центрами.

Впоследствии многие из тех, кто выжил, нуждались не только в крове, продовольствии и чистой воде, но и в медицинской помощи. Но медицинских центров, вместе с оборудованием и медикаментами, не стало. Многие профессионалы здравоохранения погибли.

Полевые больницы и медицинские бригады, состоящие из сотрудников местных и иностранных гуманитарных организаций, на время закрыли брешь, удовлетворяя насущные потребности. Затем пришло время гигантской задачи - восстановления системы здравоохранения в Ачехе с нуля.

Merlin, упомянутая в рождественском обращении Independent, работает в четырех наиболее пострадавших районах. За прошедшие два года эта организация построила или восстановила 82 медицинских центра, включая маленькие местные больницы и акушерские пункты.

Она также провела повышение квалификации 548 врачей, медсестер, акушерок и других медицинских работников. Здравоохранение Ачеха много лет страдало от недостатка инвестиций, и большинство специалистов не проходили курсов повышения квалификации после получения диплома.

Эмануил Хейг, медицинский координатор проекта Merlin в районе Ява, где находится Каланг, говорит, что врачей трудно удержать, поэтому стратегия заключалась в совершенствовании навыков таких профессионалов, как акушерки и медсестры, которые с большей вероятностью останутся в районе.

Курния Рахман из Банда Ачеха - одна из акушерок, прошедших курс Merlin по методикам безопасного родовспоможения. Курния, которая руководит маленькой дородовой амбулаторией, говорит, что теперь она "лучше понимает, как ухаживать за матерью".

В Каланге после цунами осталось одно здание. До этого в Каланге жили 50 тыс. человек, выжили только 5 тыс. В районе Ачех Ява 42 из 49 медицинских центров получили повреждения или были разрушены. Среди них был и центр в Лагуне, где работала Сьямсидар. "Ничего не осталось, ни стены, ни шкафа, ничего, - говорит она. - Его просто расплющило, только пол остался. И никакого оборудования не сохранилось, никаких инструментов, никаких лекарств".

Сьямсидар теперь руководит новым медицинским центром в соседней деревне Лхок Буйя, который Merlin достроила только в ноябре. Центр обслуживает четыре удаленных деревни, жителям которым иначе приходилось бы ездить в Каланг. Поскольку медицинских учреждений по-прежнему не хватает, местное население зависит от этого центра, где работают врачи, 11 медсестер, восемь акушерок, диетолог и медико-санитарный работник.

Семья Сьямсидар скоро переедет в новый дом в Сайюнге, недалеко от их родной деревни, где земля до сих пор представляет собой грязь - на ней невозможно строить. Она рада, что у нее есть работа, рад и ее муж, который работает в международной организации. Она говорит, что "только по милости Аллаха я выжила".

Ей до сих пор трудно говорить о событиях 2004 года, когда она не ела и не спала три дня, пока не узнала, что ее семья жива. Оказалось, что мальчики предупредили отца об опасности, увидев, играя на улице, что море отступает.

Сьямсидар до сих пор грустит о судьбе двух ее коллег из клиники. "Это действительно тяжело - нас там было всего десять сотрудников, и мы были очень близки", - говорит она. Ее также очень расстроило известие, что последний младенец, которого она приняла в Лагуне, погиб. "Это была здоровая девочка, но выжил только отец, - говорит она. - Я узнала обо всем этом лишь спустя три месяца, когда встретила отца и он рассказал мне".

Хотя гуманитарные грузы пошли в Ачех сразу же, в некоторые удаленные районы продовольствие и вода попали по воздуху больше чем через неделю. Ее семья была в числе тысяч выживших, которым пришлось несколько дней идти пешком через джунгли, чтобы получить помощь.

На этом их тяготы не кончились. Когда Сьямсидар вернулась в Каланг, оставив детей в семье своей сестры, они с мужем четыре месяца жили в палатке. Затем они провели 10 месяцев во временных бараках - коммунальном блоке, построенном для людей, лишившихся жилья. Там не было электричества, и была перенаселенность. Она говорит: "Я рада, что у меня снова будет дом".

Им повезло. В Ачехе построено меньше половины из 128 тыс. домов, по оценке, необходимых, чтобы принять уцелевших, а некоторые из тех, кого уже переселили, жалуются, что при строительстве использовались некачественные материалы. Некоторые дома, построенные иностранными гуманитарными организациями, пришлось ломать и перестраивать.

Пока что 50 тыс. человек остаются в бараках, где большие семьи живут в одной комнате, а места для мытья и туалеты - ниже всяких стандартов. По данным недавнего опроса, 70% жителей Ачеха считают, что восстановление идет очень медленно. Высокопоставленный индонезийский чиновник, курирующий восстановление, Кунторо Мангкусуброто винит в этом отсутствие координации между государственными департаментами и проблемы, связанные с правами на участки, многие из которых смыло. Индонезийские власти говорят также, что некоторые предпочитают оставаться в бараках, где они получают гарантированное питание и ежедневные выплаты.

В более широкой общине сохраняются медицинские проблемы, прежде всего это недоедание среди младенцев и маленьких детей, инфекции верхних дыхательных путей и диарея. Поносы вызывают плохая вода и канализация, над улучшением которых работает Merlin. Организация построила или восстановила 300 колодцев и установила семь систем сбора дождевой воды на крышах мечетей и медицинских центров. Чистая вода из горных родников подается в деревни по трубам.

Кроме того, организация развернула кампанию по профилактике малярии, раздав более 170 тыс. обработанных инсектицидом сеток для кроватей параллельно с просвещением населения, и играет ключевую роль в программе по борьбе с полиомиелитом.

"Цунами бросило невиданный вызов гуманитарным организациям, - говорит Панос Катракис, координатор операций Merlin в Индонезии. - Ему сопутствовала сравнимая по масштабам, гигантская волна пожертвований, и это усилило надежды, что помощь будет быстрой. Через два года в Ачехе восстановительные работы завершены, пожалуй, наполовину. Кто-то может сказать, что это медленно, но ведь не существует катастрофы, с которой это можно было бы сравнивать. В таких местах, как Каланг, было нечего, буквально нечего восстанавливать".

Катакис считает, что проблемы психического здоровья потребуют более эффективного решения в долгосрочной перспективе. "Хорошо документировано, что среди населения распространен посттравматический стресс, - говорит он. - Это важнейшая проблема, которой не занимаются в полной мере, потому что большинство организаций ориентировано на насущные медицинские нужды".

В районе Каланга большой проблемой остается транспорт. Прибрежное шоссе, ведущее в Банда Ачех и разрушенное цунами, восстановили, но во время дождей оно непроходимо. Альтернативный путь, идущий через горы, занимает 14 часов.

Через медицинский центр в Лхок Байя проходит устойчивый поток пациентов. Недавно среди них была Риза Нурдин, которая привела семилетнего сына Ирфана, страдающего фарингитом, с высокой температурой. Риза сказала, что амбулатория поблизости - это большое облегчение, "потому что ехать в Каланг, хотя он и недалеко, тяжело, тем более везти туда больного ребенка в дождь".

Сьямсидар говорит, что жизнь постепенно возвращается в норму. Но ее сыновья до сих пор пугаются, когда земля начинает дрожать, а в Ачехе это не редкость.

На вопрос, что было самым трудным за прошедшие два года, она отвечает: "То, что пришлось все начинать сначала, во всем".

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru