Архив
Поиск
Press digest
3 декабря 2020 г.
26 апреля 2011 г.

Том Уиппл | The Times

Возвращение в опасную зону

О деревеньке Теремцы на севере Украины вы наверняка не слыхали, пишет The Times. "Ровно 25 лет назад она официально прекратила существование как населенный пункт", - поясняет журналист Том Уиппл. Сегодня там проживают - исключительно нелегально - 30 человек, в основном пенсионеры.

"Это очень здоровая водка. Защищает от всего", - сказал местный житель Иван Кузьмич. И, выдержав театральную паузу, добавил: "В том числе от радиации". "У Кузьмича есть некоторые основания верить в пользу его водки. Как-никак он жив. Если же верить представлениям массовой аудитории или уверениям некоторых представителей все более разобщенного экологического движения, в этом месте не должно быть ни Кузьмича, ни яблок, ни водки, которую он гонит у себя дома", - продолжает автор.

После Чернобыльской катастрофы 120 тыс. человек были эвакуированы из зоны отчуждения площадью 2600 кв. км, напоминает издание. Прогнозы экологов широко известны: по первоначальной оценке Greenpeace, общее число умерших от облучения в Европе должно было составить сотни тысяч человек.

"Но есть и другая версия: она возникла параллельно и имеет значение далеко за пределами Украины. Среди экологов появилась ересь - мнение, что атомная энергетика - источник энергии, не сопряженный с выбросом парниковых газов, - меньшее из двух зол для окружающей среды. Еретики опираются, в том числе, на мнение, что последствия Чернобыля оказались не такими уж ужасными", - говорится в статье.

Помимо горожан - профессоров и обозревателей - эту теорию поддерживают украинские крестьяне-самоселы. "Они так уверены, что Чернобыль не был апокалипсисом, каким его воображают, что поставили на кон собственную жизнь", - пишет автор.

"Я знаю: в мире думают, что мы дураки, что наша жизнь очень опасна, но они не знают, как дело обстоит на самом деле", - сказала в интервью соседка Кузьмича Матрона Лавренка. "Она угощала водкой с тем же неутомимым гостеприимством, которое ирландки ее возраста приберегают для чая", - замечает автор.

Всего в зоне отчуждения живет 200 человек. Лавренка, которой сейчас 58 лет, вскоре после катастрофы вернулась в деревню, потому что это ее родина. Она держит кур, выращивает картошку, свеклу и морковь, у нее есть своя лошадь. "Не вся зона загрязнена", - утверждает Лавренка.

"После распада СССР власти в основном оставляют самоселов в покое - не допускают проживания детей в зоне отчуждения, но пенсионерам позволено самим выбирать, как облучаться", - пишет газета. Эта политика не так уж безрассудна, как может показаться.

Доклад ВОЗ о последствиях Чернобыля для здоровья людей, опубликованный в 2006 году, оказался неожиданным: утверждалось, что всего может умереть 4 тыс. человек, причем большую часть этих смертей можно предотвратить. Есть также сообщения, что в зону отчуждения вернулись волки, дикие кабаны и даже рыси.

Официальный представитель ВОЗ Грегори Хартл пояснил в интервью: "Средняя доза облучения, получаемая 6,8 млн человек, которые живут в самых пострадавших районах Белоруссии и России, - 7 миллизивертов, менее чем в три раза ниже, чем доза фоновой радиации для среднестатистического человека за год". "После первоначального периода облучения не наблюдалось значительного прироста онкологических заболеваний, объяснимых выбросом радиации. Налицо психосоциальные проблемы, вызываемыми мыслями, что рано или поздно ты заболеешь раком или другой болезнью, и размышлениями, как ты будешь зарабатывать на жизнь", - добавил Хартл.

Возможно, Теремцы - аномальное место. В доме Лавренки показатели счетчика Гейгера не намного превышают обычный радиационный фон. Гид Максим назвал это место одним из наименее загрязненных.

Сегодня в Чернобыле кипит жизнь. Есть магазин, где торгуют сувенирными магнитами на холодильник. Тут же проживают рабочие, которые занимаются изоляцией источников радиации на АЭС: они проводят в зоне по две недели, затем две недели отдыхают.

"Однако сейчас, похоже, люди больше работают над заказом произведений искусства, чем над демонтажом атомных реакторов. Когда мы проезжали мимо громадной свежей фрески, где изображался взрыв топливных стержней, от которых разлетаются шрапнелью голуби, я спросил, что это такое", - пишет корреспондент. "Подготовка к торжествам по случаю 25-летия", - ответил Максим. Чернобыль посетят президенты Белоруссии, Украины и России. На прошлой неделе международное сообщество официально выделило 500 млн фунтов на замену первоначального саркофага.

Заработать на ядерной катастрофе можно не только получением грантов, но и другими разнообразными способами, замечает автор. Один из самых популярных - туризм. Ежедневно в зону отчуждения приезжает несколько микроавтобусов с туристами, экскурсия обходится в 100 фунтов с человека.

Другой способ подзаработать - сдача металлолома. "Возможно, металл радиоактивен, но кто вздумает проверять на радиацию свой радиатор?" - замечает автор.

По мнению журналиста, одно здание мародеры наверняка не тронут - это церковь, где уже 14 лет служит отец Николай. По поводу радиации он говорит: "Если доверяешь Богу, ничего не боишься. Если не доверяешь Богу, если колеблешься, тогда и погибаешь". У гида Максима сходная теория: дескать, радиация действует только на тех, кто ее боится.

"Обе теории не так уж диковинны", - полагает автор. В докладе ВОЗ сказано: "стойкие мифы и заблуждения, касающиеся опасности радиации, вызывают "парализующий фатализм" у жителей пострадавших районов", а проблемы с психикой, особенно среди эвакуированных, намного опаснее, чем облучение.

Андрей Ломакин жил в городе Припять. На момент катастрофы ему было 12 лет. Он обиделся, когда отец велел ему не выходить из дома. "Все мои друзья играли - лазали по военной технике. Теперь я знаю: отец спас мне жизнь", - говорит Ломакин, ныне проживающий в Киеве. По мнению Ломакина, смертность, вызванная Чернобыльской аварией, намного превышает оценки ВОЗ. Трое его друзей детства умерли от сердечной недостаточности, не дожив до 40 лет.

По сравнению со спальными районами Киева Теремцы кажутся буколическим, гораздо более приятным местом для жизни на пенсии. Но с каждым годом деревня уменьшается. 55-летний Василий Лавренка, муж Матроны, - один из самых молодых жителей. Деревня будет существовать, пока все не перемрут, говорит Василий с улыбкой и возвращается к своим курам.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru