Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
26 декабря 2011 г.

Мартин Сиксмит | The Times

Неужели Россия снова скажет демократии "нет"?

20 лет назад, 25 декабря 1991 года Михаил Горбачев собирался подписать указ, который покончил с семью десятилетиями коммунистического режима в СССР, вспоминает на страницах The Times обозреватель Мартин Сиксмит. Но в момент подписания указа о роспуске СССР и собственной отставке с поста президента Горбачев, к своему конфузу, обнаружил, что ручка не пишет, утверждает автор.

"СССР всегда был странной смесью впечатляющего мощи и поразительной неумелости. Запад боялся первой и недооценивал вторую. После 1991 года в России переменилось многое, но не это", - пишет автор. По его мнению, результаты всех выборов, если не считать Съезд народных депутатов в 1989-м, фальсифицировались. "Но на сей раз есть отличие: если верить разговорам с людьми, находившимся в сердце избирательного процесса, фальсификации не удались", - говорится в статье. Неназванный региональный депутат-единоросс с печалью сообщил автору, что на многих участках не было вброса бюллетеней.

Перед Путиным встает вопрос - механизмы, которые ранее гарантировали победу с 70-80% голосов, дали сбой из-за некомпетентности? Или, что тревожнее, налицо злая воля местных властей, которым было поручено управлять механизмами? Если политическая система восстала против повелителя, это уже серьезно, говорится в статье.

В прошлом Путин спешил раздавить даже малейшие проявления инакомыслия. Теперь он стал слабее, его неопровержимый статус спасителя России поблек. "Соблазн развернуть еще более жестокие гонения наверняка силен", - полагает обозреватель. Между тем, по данным автора, есть сообщения, что в некоторых провинциях местные власти отказываются разгонять демонстрации. "Москва распорядилась прислать войска из далеких регионов, но, если демонстранты будут ранены или убиты, появление "мучеников из народа" может дать настоящий толчок все еще слабому антипутинскому движению", - говорится в статье.

"Те, кто знает Путина, говорят о двух сторонах его характера. Существует железный агент КГБ, действия которого продиктованы, по-видимому, бесстрастной логикой, но порой просматриваются черты хилого мальчика, которому швыряли в лицо песок и который посвятил жизнь отмщению", - говорится в статье.

Есть и более крупные проблемы, продолжает автор. "В ноябре я побывал в отдаленных регионах, которых не видел с 1980-1990-х годов. Я увидел нищету, побуждающую западные благотворительные организации разворачивать в России и бывших республиках СССР деятельность на перманентной основе", - пишет Сиксмит. Экономический спад последних трех лет нанес сильный удар.

"Крах экономики - движущая сила недовольства, но я не могу согласиться с теми, кто воспринимает недавние события как российский аналог "арабской весны", - пишет автор. Он вспоминает, что после провала путча в 1991 году был уверен, что диктатура в России отмерла и на ее место придут свобода и демократия.

"Но я ошибался. Я позабыл главный урок российской истории: вслед за попытками реформ происходит возврат к автократии", - утверждает автор. Эксперимент с демократией в 1990-е годы стал синонимом экономического хаоса и межнациональной розни. Возвращение автократии при Путина произошло с одобрения народа.

Правда, "вертикаль власти" Путина и Медведева не абсолютна, замечает автор. "Возможно, глобализация и интеграция мировых экономик приобщат Россию к политическим и культурным ценностям Запада", - пишет он.

И все же Сиксмит находит, что предвестья не вселяют оптимизма: "временный уход Путина с президентского поста" оказался уловкой. "Третья коронация Путина станет знакомым сигналом: автократ не обязан подчиняться верховенству закона", - заключает автор.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru