Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
27 августа 2004 г.

Иан Макгирк | The Independent

Жевачка, геи и азартные игры - символы либерализации Сингапура

Во времена правления Ли Куань Ю Сингапур был известен как самое пуританское государство Азии. Но при его сыне, прозванном "Дитя Бог" ("Baby God"), новый дух либерализма на глазах преобразовывает нацию.

Существует история, детали которой так и остаются неопределенными, об австралийском авторе книги, в которой мягко критиковался один из ближайших политических соратников Ли Куань Ю, отца-основателя современного Сингапура и его независимости. Автор, который посетил эту бывшую британскую колонию три года назад, однажды заказал такси, чтобы поехать на прием. Такси прибыло в назначенное место, и автор сел в автомобиль. Через некоторое время он сначала удивился, а потом откровенно забеспокоился, когда шофер поехал по незапланированному маршруту и остановился в тихом пустынном месте.

"Шофер" прочитал незадачливому автору целую проповедь, которая сопровождалась почти не скрываемыми угрозами. Он рассказал, какие опасности поджидают того, кто критикует господина Ли или его соратников. Смысл сказанного был ясен: несмотря на то что Ли официально отошел от власти, его влияние по-прежнему оставалось чрезвычайно сильным в этом островном государстве, которое он нянчил, как ребенка, в период британского колониального владычества и которое благодаря его усилиям стало одной из самых сильных экономических стран Юго-Восточной Азии.

В правление Ли Сингапур имел репутацию самой авторитарной страны Азии из некоммунистического лагеря.

"Размышляя над тем, что лучше - когда тебя любят или когда боятся, я пришел к выводу, что Макиавелли был прав. Если меня никто не боится, то вся моя деятельность бессмысленна", - так звучала некогда знаменитая фраза Ли.

Его безграничная власть простиралась на все сферы общественной жизни и поведения и даже затрагивала тех, кто приезжал в эту страну. (В 1960-1970-е годы хиппи предписывалось остричь длинные волосы при въезде на территорию Сингапура).

Столь же авторитарным было и правление преемника Ли, премьера Го Чок Туна. В 1994 году Запад пришел в ужас, когда молодой американец Майкл Фей получил восемь ударов ротанговой тростью за порчу автомобилей, несмотря на громкие протесты президента Билла Клинтона.

Крайний авторитаризм проявился и при введении в 1992 году запрета на жевательную резинку лишь на том основании, что она нарушает чистоту улиц Сингапура. Запрет был несколько ослаблен в мае этого года и не распространяется на жевачку, содержащую никотин. Правительство Го начало постепенно смягчать свою социальную политику и даже сняло запрет на прием на работу в государственные учреждения геев.

И теперь, вслед за изменениями к лучшему правового статуса государственных служащих-геев и любителей жевательной резинки, появились признаки того, что недавно избранное правительство, которое возглавил сын Ли-старшего, 52-летней Ли Сьен Лун, прозванный "Дитя Бог", позволит дальнейшую либерализацию в Сингапуре и даже будет ей способствовать.

Ли-младший, выпускник Кембриджского университета и вице-премьер кабинета Го, имеет весьма твердое положение (не говоря уж о его безупречной политической родословной). Когда игроки и владельцы подпольных игорных домов услышали его первую политическую речь, произнесенную в минувшее воскресенье, в которой он милостиво разрешил открывать казино с карточными играми, они были на седьмом небе от счастья.

Но, тем не менее, еще больший интерес вызывает открытое недовольство этой речью со стороны политических консерваторов и религиозных лидеров, которые утверждают, что казино только откроют двери преступному миру и станут центрами отмывания грязных денег. И это недовольство - открытое выражение инакомыслия - тоже свежий ветер для Сингапура во главе с новым премьер-министром, который отказывается от старой политики запретов, столь любимой его авторитарным отцом.

Два года тому назад лидер политической оппозиции Чи Сун Цзюань был вынужден снять свою кандидатуру на всеобщих выборах и заплатить штраф в 3 тыс. сингапурских долларов (970 фунтов) только за то, что выступил публично, не получив соответствующего разрешения. Чи произнес речь на одной из улиц Сингапура, выступая в защиту трех мусульманских девочек, которым запретили посещать государственную школу, потому что они приходили в класс в платках. Чи подал предварительную заявку на свое выступление, но не получил соответствующего разрешения полиции. Разумеется, подобный штраф не позволяет человеку выдвигать свою кандидатуру на всеобщих выборах. Более того, Чи, профессор университета, дважды был посажен в тюрьму - за отказ заплатить штраф и за то, что произнес речь, не получив на это разрешения.

Ли Сьен Лун говорит, что снимет ряд ограничений при выдаче подобных разрешений и позволит расширить тематику публичных обсуждений, которые устраиваются в месте, называемом "Угол оратора" и созданном по примеру британского Гайд-парка. Странное и, как многие бы сказали, тревожное эхо речи Мао "Пусть цветут сотни цветов" послышалось в воскресном выступлении Ли на торжественном собрании в честь национального праздника. Он отметил, что его критики "хотят посадить сто цветов" в "Углу оратора".

"Я думаю, что им надо дать дорогу, - сказал Ли. - Если они хотят поливать цветы - пусть поливают. Если хотят их засушить - пусть засушат. Да, наше общество несовершенно. Но если у нас возникает проблема, то мы ее обсуждаем. Мы можем найти способ решения проблемы, и мы будем его искать".

В своей речи Ли представил себя защитником свободы слова. "Вы можете свободно выражать свое мнение, если вы не задеваете национальных и религиозных чувств окружающих и не призываете к бунту", - заявил Ли. Но при этом добавил: "Мы должны быть осмотрительными".

Скептики отмечают, что хорошим началом было бы ослабление драконовских "законов о клевете". Стюарт Литтлмор, австралийский адвокат и комментатор СМИ, проанализировал методы, при помощи которых политики и правительственные чиновники используют суды, чтобы душить критику. Он говорит, что партия "Народное действие", которую возглавляет Ли Куань Ю, всегда обвиняла в клевете своих оппонентов. И ни один зарубежный издатель, выступавший с критикой политических деятелей Сингапура, не выиграл дела в сингапурском суде.

В 2002 году Литтлмор установил, что среднее вознаграждение судье за вынесение приговора с обвинением в клевете составляет 450 тыс. сингапурских долларов - сумму, в 10 раз превышающую среднюю заработную плату.

Независимо от того, что "многим цветам" теперь позволяют "цвести", юридическая система страны продолжает оставаться весьма эффективным средством борьбы с сорняками.

Разумеется, некоторые гайки следует ослабить, чтобы "новый Сингапур" действительно стал "ярким творческим центром Азии", как это обещало в прошлом году правительство, которое выделяет из государственного бюджета 200 млн сингапурских долларов на развитие сети развлечений, искусства и СМИ и которое заявило, что к 2012 году удельный вес этой сферы будет составлять 3% экономики страны.

Первое испытание новой политики было проведено в начале этого месяца, когда режиссер Голливуда Джордж Лукас объявил о намерении создать с правительством Сингапура совместное предприятие, чтобы направить в эту страну творческие силы своей киноимперии.

Однако горячую надежду на то, что вскоре расцветут по крайней мере несколько долгожданных "цветов", остудил Марселин Чау, технический директор компании Lucasfilms. Когда его спросили, будет ли продукция компании традиционно подвергаться жесткой цензуре сингапурских властей, он ответил: "Мы собираемся снимать только семейные мелодрамы, поэтому я не думаю, что цензура станет для нас проблемой".

Мало в каких странах неисламского мира новость об открытии казино имела бы такое важное значение.

Но, утвердив проект создания сети казино, новый премьер-министр продемонстрировал, что он - по крайней мере внешне - не зависит от отца, который неоднократно заявлял, что он "категорически против". Ли-младший готов играть на деньги, полагая, что островное государство может заработать на легальных азартных играх до 7 млрд фунтов, привлекая богатых туристов и создав не менее тысячи новых рабочих мест.

Официально Сингапур не афиширует своей склонности к азартным играм. Но около 10% налогового дохода, который равен 16,6 млрд долларов, поступают от лотереи (сказывается массовая боязнь автомобильных катастроф и стремление людей стать обладателями счастливого номера, который принесет удачу).

Каждый уикэнд серьезные игроки пересекают границу Сингапура и заполняют более дюжины казино в Батаме (Индонезия), где они ежегодно оставляют свыше 140 млн долларов. Казино Малайзии, куда запрещен вход мусульманам, зарабатывают на сингапурцах 180 млн долларов. Казино круизных судов, которые зажигаются яркими огнями, лишь только судно немного отходит от берега, зарабатывают около 400 млн долларов в год. Подпольные игроки, как и в других странах Азии, любят петушиные бои, тараканьи бега, а также игру в покер и маджонг.

Ли-младший повышает ставку, открывая роскошные казино. Но даже в этом случае он проявил патернализм, унаследованный от отца, когда заявил, что открытие казино прежде всего преследует цель привлечь игроков из-за рубежа. "Наши люди не будут выстраиваться в очереди у игорных столов, - пояснил он. - Мы не будем помогать разорять жителей Сингапура и разрушать их семьи. Но если миллионер хочет отдать свой миллион другу из Китая или Индии, я не думаю, что ему следует говорить "нет". Кроме того, игорный бизнес поможет снизить налоги в других сферах".

Новость о планах Ли открыть казино прежде всего вдохновила отечественных инвесторов и посвященных лиц. На острове Сентоза началось строительство курортного центра, где будут открыты игорные дома. Остров находится на значительном расстоянии от Сингапура, с которым его связывает автострада и канатная дорога. Географическое положение острова позволит чиновникам ограничить массовый доступ в это место. Правительство говорит, что игроки, выигравшие определенную правилами сумму, будут обязаны покинуть заведение.

Из зарубежных инвесторов к проекту проявили интерес компания Las Vegas Sands Inc, которая три месяца назад открыла большое казино в стиле Лас-Вегаса в Макао. Представитель этой компании сказал, что она готова вложить в игорное предприятие Сингапура 2 млрд долларов. Гонконгский миллиардер Стэнли Хо и компания Harrah's Entertainment Inc, вторая по величине корпорация игорного бизнеса Америки, а также австрийская компания Casinos Austria International Ltd из Вены тоже рассматривают возможность своего долевого участия.

И все же по поводу рассвета просвещенного либерализма в Сингапуре большинство экспертов осторожно говорят: "Поживем - увидим".

"Не ждите, что Ли откроет все кандалы демократических свобод, - написал на прошлой неделе специалист по странам Юго-Восточной Азии Манджит Бхатия в газете The Australian. - В стране сохранится авторитарный капитализм в старом стиле, который будут поддерживать правящие группировки при помощи традиционного набора лицемерных азиатских ценностей с целью подавления политической оппозиции и инакомыслия".

И сейчас, спустя почти полвека жесткого патернализма времен правления Ли-старшего и Го, возникает вопрос: будут ли сингапурцы приветствовать либерализацию своего нового лидера?

"Мы очень долго жили в условиях так называемого "социального инжиниринга", который оказал огромное влияние на менталитет народа, - говорит Синапан Самидораи, руководитель правозащитной организации Think Centrе. - Поведение человека в обществе всегда лимитировалось и находилось под строгим контролем - вплоть до того, на ком он должен жениться и как ходить в туалет. И люди до сих пор всего боятся".

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru