Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
29 января 2007 г.

Марк Франкетти | The Times

Мать умоляла Литвиненко оставить Кремль в покое

Мать Александра Литвиненко, российского шпиона, погибшего от отравления, несколько раз просила его прекратить критиковать Кремль, потому что опасалась за него. Нина Белявская даже после его отъезда в Британию так боялась за сына, что уговаривала его пойти работать таксистом, чтобы содержать семью. "Когда Саша впервые публично выступил против КГБ и Кремля, я очень за него испугалась. Я поняла, что это начало конца", - рассказала Белявская в своем первом интервью.

"Я много раз умоляла его остановиться, потому что понимала - ничего хорошего из этого не выйдет. Я говорила ему: ты умеешь водить машину, почему тебе не стать таксистом? Но он считал, что не должен останавливаться, и часто говорил мне, что если что-то с ним случиться, его богатые русские друзья в Лондоне позаботятся о его семье. Мне кажется, там он чувствовал себя в безопасности". Нине Белявской 68 лет, она экономист на пенсии, живет одна в старом многоквартирном доме в Москве. В уголке в память о погибшем сыне стоит большая фотография Литвиненко, здесь же - красные гвоздики и дощечка с резьбой по дереву, которую он сделал еще школьником. Мать вспоминает, что впервые о его отравлении услышала по радио.

Четыре дня она пыталась дозвониться Александру на мобильный телефон. 14 ноября, через две недели после того, как бывший агент спецслужб был отравлен радиоактивным полонием-210, за девять дней до его смерти, Белявской удалось последний раз поговорить с сыном.

"Он был в больнице и уже очень ослаб, - вспоминает он. - В тот момент врачи еще не обнаружили полония. Саша сказал мне, что его отравили таллием и что он ждет пересадки костного мозга. "Если мое сердце выдержит еще неделю, то я выживу, если нет - умру", - сказал он мне".

"Я сказала, что отдам ему все свои органы, если это может его спасти. Даже если ты станешь инвалидом, я буду с тобой и стану о тебе заботиться, но ты должен жить, сказала я ему. Он ответил: "Спасибо, мама". А потом связь оборвалась, и я больше не смогла до него дозвониться. Это было последнее, что он мне сказал".

Белявская хотела отправиться в Лондон, но не смогла получить визу, пока Александр еще был жив. Она была на похоронах сына и с тех пор чувствует себя так плохо, что ей трудно выходить из квартиры. "Его смерть была казнью. Как кто-то мог так с ним поступить?" - не понимает она. На кладбище Хайгейт вместе с ней были первая жена Александра Наташа и двое их детей. Литвиненко сбежал из России в 2000 году со своей второй женой Мариной и сыном после того, как обвинил своих бывших начальников из ФСБ (так сейчас называется КГБ) в убийствах, коррупции и выбивании признаний.

Его дети от первого брака, 15-летняя Соня и 20-летний Александр, живут в Москве, они регулярно общались с отцом. По словам Белявской, они пережили ужасное потрясение: "Особенно тяжело было Соне - она только начала близко общаться со своим отцом. На похоронах она все время плакала".

Литвиненко было два года, когда его мать и отец, Вальтер Литвиненко, врач, капитан внутренних войск, развелись. И Нина, и Вальтер, у которых еще есть общая дочь, оба повторно вступили в брак. Литвиненко жил с матерью до 15 лет, а потом переехал из Москвы к отцу на юг Сибири, чтобы продолжать там учебу. Тем не менее мать с сыном продолжали поддерживать тесные контакты. В 18 лет Литвиненко ушел в армию, а в 1986 году, в 24 года, поступил на службу в КГБ. С Наташей они были женаты больше десяти лет.

После того как их сын шесть лет назад сбежал в Великобританию, Белявская и Вальтер Литвиненко постоянно говорили с ним по телефону, однако в последний раз мать видела его три года назад в Германии. Его отец однажды, до отравления, приезжал в Лондон. Он же был рядом с Литвиненко, когда тот умирал. Впервые об отравлении сына он узнал от Белявской.

Со слезами на глазах она показывает черно-белые детские фотографии Александра. Белявская подозревает, что спецслужбы прослушивают ее телефон. Мать говорит, что он был добрым, чутким и внимательным, любил спорт - особенно пятиборье. На вопрос о том, кто, по ее мнению, мог убить Александра, она говорит, что не знает и не верит, что правда когда-нибудь станет известна. Уже в феврале Скотланд-Ярд собирается передать дело об убийстве Литвиненко в Службу уголовного преследование. Как известно, в своем досье британская полиция сообщает, что против Андрея Лугового, бывшего офицера ФСБ, встречавшегося с Литвиненко в день отравления, существуют достаточные улики, позволяющие потребовать его экстрадиции. Однако российские власти, как ожидается, не выдадут Лугового, который активно заявляет о своей невиновности.

"Сначала я думала, что смерть Саши была инсценирована, - говорит Белявская. - Я представляла, будто он скрылся и его защитят с помощью пластической хирургии. Меня это успокаивало, но теперь я знаю, что он умер. Я говорю себе, что он наконец вернулся домой, разговариваю с его фотографией. Я все время с ним говорю. Это все, что мне теперь осталось".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru