Архив
Поиск
Press digest
18 января 2019 г.
30 января 2012 г.

Луиз Франс | The Times

Грязные секреты модельного бизнеса

Тринадцатилетние девочки из Восточной Европы, решающие попытать счастья в модельном бизнесе, часто становятся жертвами эксплуатации, пишет The Times в материале, посвященном подноготной кастинга моделей.

На кастинге в Новосибирске "скауты" отбирают моделей для японского рынка, где клиенты любят худых и молодых, рассказывает корреспондент Луиз Франс. Их внимание привлекает одна из них, с тем скучающе-отстраненным видом, что привлекает модельеров в девушках из Восточной Европы. "Она живет в поселке в часе езды от Новосибирска, никогда не летала на самолете, не уезжала из дома, не имела собственной кровати (она спит вместе с бабушкой). Ее зовут Надя Валл и ей 13 лет. Это хорошо. Она может даже сойти за 11-летнюю. Это еще лучше", - пишет газета.

Подобные кастинги устраиваются каждый месяц по всей России. Для "скаутов" и модельных агентств это шанс подобрать девушек раньше конкурентов, для девушек - редкая возможность заработать и сбежать от жалкого будущего, которое предлагают им такие города, как Новосибирск, где средняя зарплата составляет 200 фунтов стерлингов.

Издание признает, что моделей обычно замечают еще в подростковом возрасте: считается, что им надо начинать рано, потому что "срок службы" у них невелик. Известные всем девочки-модели появляются на съемках со свитой сопровождающих, агентов и родителей. Но в модельной индустрии нет нормативного регулирования. Некоторые агентства стараются заботиться о своих юных подопечных, другие проявляют гораздо меньше заботы. Многие модели с точки зрения закона являются детьми, а многие, как Валл, происходят из бедных семей. Их родители полагают, что за ними присматривают. Но правда в том, что часто они живут одни: неопытные, впечатлительные, отчаянно стремящиеся заработать", - пишет газета.

В прошлом году дизайнер и председатель Совета дизайнеров моды Америки призвала коллег отказаться от найма для модных показов девушек младше 16 лет. Однако, как признает 26-летняя модель из Монреаля Рашель Блэ, модели постоянно скрывают свой истинный возраст по требованию агентств. По ее мнению, минимальный возраст должен быть установлен на уровне 18 лет: "Если установить предел в 18 лет, все равно работать будут 15- и 16-летние, но хотя бы не 13- и 14-летние". Рашель фигурирует в документальном фильме "Девочка-модель" (Girl Model), рассказывающем о поставке российских девушек на японский модельный рынок. 13-летняя Надя Валл действительно попала в Японию. Ее родители взяли в долг денег на авиабилет у родственников, польстившись на обещанный Наде аванс в 8 тысяч долларов. Так как подписанный Надей и ее семьей контракт был составлен на английском, которого они не знают, они не поняли, что сначала из этой суммы вычитаются все расходы и налоги. Кроме того, в контракте сказано, что Надя не может набрать ни сантиметра в талии, бедрах и груди, в противном случае контракт будет разорван. Она не имеет права плавать и загорать. Агентство оставляет за собой право в любой момент изменить условия контракта или аннулировать его.

Режиссеры фильма "Девочка-модель" Дэвид Редмон и Эшли Сэбин, показывая, как Валл пытается преуспеть в модельном бизнесе в чужой стране в 3 тысячах миль от дома, раскрывают темную, хищническую сторону индустрии. "Я больше не могу смотреть на японские журналы. Есть что-то нездоровое в том, чтобы одевать девочек во взрослую одежду. Я никогда не чувствовала себя настолько неловко", - вспоминает она свое присутствие на кастинге в России.

Валл оказалась во взрослом мире, который она до конца не понимает и не может контролировать, констатирует издание. По словам "скаута", снимки юных моделей иногда попадают в руки сутенеров, а девушки, не найдя работу модели, становятся проститутками. По словам авторов фильма, съемки его казались гораздо опаснее, чем работа над лентой о китайских заводах и урагане "Катрина". "Я просто хотела, чтобы Надя вернулась домой. Но в конце концов ее семья попросила нас перестать задавать вопросы, чтобы у них не было проблем", - приводит слова Сэбин издание.

По мнению Рашель Блэ, которую ее модельное агентство в 18 лет попросило сделать липосакцию, работа моделей-подростков граничит с эксплуатацией детского труда. Девушкам начинают платить только тогда, когда они отработают аванс. Особенно сложно следить за своим заработком девочке-подростку, работающей за границей, не знающей языка. Она подчеркивает, что массовый приток девушек из Восточной Европы только усугубляет ситуацию: "Эти девушки беднее, а значит - дешевле. С ними меньше проблем. Новенькие верят всему, что им говорят, делают все, что от них требуют. Если она отказывается, ее быстро отбрасывают в сторону. Агентам легче работать с незащищенными подростками, на них можно больше заработать. Они не могут за себя постоять. Они счастливы, если получается заработать несколько сотен долларов".

Блэ описывает быт девочек-моделей: еда гниет у них в комнате, мусорные ведра переполнены. "Это дети. Их никогда не учили готовить для себя. Неудивительно, что у них появляются проблемы с пищеварением: они не знают, как питаться", - цитирует газета. По словам Блэ, девушки часто становятся отчужденными, впадают в депрессию и даже покушаются на самоубийство. Девушки рассказывают о сексуальных домогательствах, о том, что их принуждают делать откровенные снимки под угрозой потерять работу. Некоторые агентства даже советуют девушкам ходить по ночным клубам в поисках клиентов. "13- и 14-летние девушки в ночных клубах? Я видела такое много-много раз. Я видела, как они в туалетах нюхали кокаин", - признается модель.

И если в Америке или Европе появление слишком юных моделей еще может вызвать возмущение, то в Китае, Японии и Корее подобных ограничений не существует, продолжает издание. Даже в Америке модели имеют статус "независимых контрагентов", на которых не распространяются ограничения по минимальной зарплате и возрасту. Даже если модные показы привлекают внимание к проблеме возраста моделей, они продолжаются всего несколько дней в году, в остальное время модели участвуют в съемках, где никто не интересуется, сколько им лет, подчеркивает газета.

Сара Зифф, работавшая моделью с 14-летнего возраста, признает, что использование несовершеннолетних моделей - причина множества проблем. Многие модели начинают свою карьеру в очень юном возрасте, когда их тела еще стройные, но спустя три года, когда их телосложение меняется, на них начинают давить, требуя сохранять прежний вес и имидж. "С детьми, демонстрирующими взрослую одежду, обращаются, как со взрослыми, но 13-летний ребенок не подготовлен к такому опыту, - приводит ее слова издание. - В Сибири нет законов о труде несовершеннолетних. Модели оттуда могут создавать новый прецедент, тем самым занижая стандарты". По ее словам, модельный бизнес - это форма контрактного рабства. Зифф говорит о молчаливом заговоре в модельном бизнесе: владельцы агентств не раскрывают истинный возраст моделей, модели не возражают, клиенты не спрашивают, а фотографы этим пользуются, заставляя девочек позировать топлесс.

Издание рассказывает, что Наде Валл в Японии не повезло: она скучала по дому, была одинока и не могла найти работу. Однажды ее контракт был внезапно аннулирован, и она вернулась домой, оставшись должна агентству 2 тысячи долларов. Однако она не отказалась от мечты стать моделью и после этого уже побывала в поисках работы в Китае и Корее.

Вероятность того, что с этим бизнесом будет покончено, очень мала, тем более что женщины в любом возрасте хотят выглядеть моложе, пишет газета. В заключение издание приводит мнение Зифф: она убеждена, что ничего не изменится в этой индустрии, пока не случится что-нибудь ужасное.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru