Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 мая 2005 г.

Фиона Уолкер | The Times

Битва за души Беслана

Шотландские специалисты предлагают помочь жертвам теракта в российской школе

Ирина Гуриева с каштановыми волосами, завязанными в хвостики, кажется обычной восьмилетней девочкой. Но внешность маскирует пережитую травму: в течение полугода Ирина не произносила ни слова.

Я познакомилась с ней в мае, во время поездки в Беслан, город, ставший символом бессмысленного убийства. На занятиях с психологом она надула воздушный шарик и нарисовала на нем черное, страшное лицо - лицо одного из террористов, оборвавших жизни ее друзей.

Гуриева подошла к врачу, чтобы тот проколол шарик иголкой. Когда он лопнул, она обрела дар речи после многих недель молчания. "Хорошо, что ты убил его", - сказала она.

К сожалению, случай Ирины не является чем-то необычным; сегодня Беслан известен во всем мире из-за чудовищной расправы в школе прошлой осенью. 330 из тысячи заложников, 180 из них - дети, были убиты, когда двухдневная осада завершилась штурмом здания российскими спецслужбами.

Горе пострадавших нашло выход в последние дни в суде Владикавказа, где начался процесс Нурпаши Кулаева, единственного схваченного члена банды. Но немой шок является более распространенной реакцией на события прошлого сентября.

В это травмированное сообщество приехала маленькая шотландская группа, в состав которой входят педиатры, сотрудники здравоохранения и социальные работники. Их задача не работать непосредственно с жертвами, а обучать и консультировать российских коллег. Инциденты в британских городах Данблейм, Хангерфорд и Омах подготовили шотландцев к заграничной миссии.

Они стали ездить в Беслан в начале этого года, и я поехала туда вместе со Стэном и Лиз Гоудек, семейной парой, участвующей в программе, запущенной Дунканом Макалеем, возглавляющим деятельность социальных служб в городском совете Эдинбурга.

Стэн, ведущий тренинги со специалистами из сферы здравоохранения, сказал: "Мы никогда не имели дело со зверствами такого масштаба. Единственное, что мы можем предложить, - это профессиональные навыки, которые в прошлом оказывались эффективными".

Значимость того, что они делают, лучше всего видна в самой школе Беслана. С первого взгляда она больше всего напоминает свалку, но потом понимаешь, что это не мусор, а бутылки с водой, сложенные у разрушенных стен. Их положили здесь для жертв, которым захватчики три дня не давали пить; выжившие и родственники надеются, что вода "утолит жажду их душ". Для детей каждый уголок здания - место для игр. Некоторые приходят сюда поиграть в войну. На этом фоне неудивительно, что семинар Стэна для российских врачей проходит в переполненном зале. Он устанавливает связь между единичными случаями плохого обращения с детьми и насилия в семье, редко попадающими на первые страницы газет, и массовыми убийствами, от которых общество приходит в ужас.

Одной из его специализаций является гнев. Российская аудитория изо всех сил старается разобраться, как управлять гневом. Шотландец использует доходчивый пример. "Часто гневом оборачивается эмоция, вышедшая из-под контроля, и начинать надо с того, чтобы дать ребенку какой-то контроль над его жизнью, над тем, что он ест, что он делает в течение дня, - сказал он. - Даже над тем, что покупают. Когда он является активным участником, он обучается контролю и способности подавить агрессию".

Российские психологи хотят узнать больше. "Так что же с ним произошло? И что делать в таком случае?" Они хотят услышать истории о детях, с которыми Стэн и Лиз работали в Шотландии.

Стэн подробно описывает случаи и говорит об обучении детей языку эмоций, словам для выражения своих чувств, пониманию их жестикуляции, о применении визуального контакта. Аудитория лихорадочно записывает.

"Они очень профессиональны, но у них мало практического опыта", - говорит Стэн. Некоторые только что окончили университет, и им сразу же пришлось работать с детьми, страдающими самыми тяжелыми расстройствами, какие только могут встретиться в практике психолога.

Вторая тема семинара - горе - вызывает неожиданную реакцию. Многие участники признают, что только после лекции Стэна поняли, что они проходят через процесс травмы и горя.

Ролевая игра проводится в одном из помещений местной больницы. Оно декорировано так, чтобы максимально напоминать спортзал, где держали заложников.

Местные жители просто не могут снять другое помещение. "Денег нет, - объясняет Лиз, имеющая 20-летний опыт и возглавляющая молодежный центр в одном из районов Эдинбурга. - Мы должны продолжать проекты и развивать их. Пока сделан лишь маленький шаг. Молодые люди не справляются с травмой за короткое время".

Спортзал вызывает пугающие ассоциации у Ольги и ее сына Владика, которых держали в заложниках в школе номер 1. В результате взрыва они оба были тяжело ранены. Они с Владиком спаслись, но она не сумела спасти ребенка своей лучшей подруги.

Все ее интонации приглушает чувство вины. Ясно также, что она не может дать сыну тепло, которое она давала ему раньше, в момент, когда он больше всего в нем нуждается. Детям нужны уверенность и стабильность, но никто не может пообещать им, что подобные события не повторятся.

Однако шотландцы пытались убедить психологов в том, что детям можно помочь. "После событий, подобных Беслану, тех, кто пытается помочь, просто подавляют масштабы трагедии и нужды выживших", - сказал Стэн.

"Мы стремились показать, что дети и подростки при определенном уровне заботы могут выздороветь. Главное, чтобы люди увидели в себе выживших, а не жертв".

Врачи из Беслана не сомневаются в ценности помощи шотландцев. Д-р Антонина Лысенко, директор московского центра психологической поддержки жертв травмы, заявила: "Опыт наших шотландских друзей был чрезвычайно полезен для развития нашей работы с выжившими в Беслане".

Сегодня пользу шотландского опыта позволяют оценить лишь небольшие прорывы, достигнутые в работе с детьми и их родителями. Со временем его влияние станет более заметным.

Стэна и Лиз уже пригласили приехать снова, а на прошлой неделе Леонид Рошаль, директор Московского института экстренной детской хирургии, который вел переговоры, пытаясь спасти заложников, побывал в Эдинбурге, чтобы увидеть практическую работу шотландских психологов.

По мнению Российского общества детской благотворительности, сейчас необходима интенсивная семейная психотерапия. Его директор Людмила Королева говорит: "Если им не помочь сейчас, они могут потеряться в жизни". Именно этого боится Стэн. "Мы обязаны позаботиться, чтобы лечение не бросили на полпути. Это опасно".

В школе сохранилось баскетбольное кольцо, где лежала взрывчатка. Под него приносят цветы. На одной из стен зала написано: "Ты не один". Это подтверждает маленькая группа шотландцев.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru