Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
30 октября 2014 г.

Джайлз Уиттелл | The Times

Сергей Ястржембский: из Кремля в Африку

Фото: Global Look Press

"Четырнадцать лет назад моей жене позвонили из Кремля. Она находилась в квартире The Times с видом на Москву-реку, где мы жили. Она была одна, потому что я пропал без вести в Грозном..." - вспоминает известный журналист Джайлз Уиттелл, бывший московский корреспондент The Times.

"На линии был помощник Владимира Путина. Его звали Сергей Ястржембский. В течение десяти лет, в том числе первых восьми лет президентства Путина, он был самым известным на Западе официальным представителем Кремля. Он звонил, чтобы объяснить, что меня задержали российские военные, но я в безопасности", - пишет автор статьи.

"Прошли годы, и вот на прошлой неделе я встретил другого высокого русского незаурядной внешности, на этот раз в кафе через улицу от Harrods. Однако это не был кто-то другой. Это был радикально изменившийся Ястржембский. Будучи прозападной политической фигурой во все более антизападной России, он стал хрестоматийным примером выживания", - рассказывает Уиттелл.

"Он вышел прямо из Кенсингтонского дворца, после разговора со своим старым другом принцем Майклом Кентским - не о российских делах, а о находящемся в опасности сибирском тигре, виде, близком сердцу обоих, а также Путина. Он собирается рекламировать книгу - не о Кремле, а о бушменах Калахари; книгу уникальных фотографий исчезающей Африки, над которой он работал почти все последние шесть лет", - говорится в статье.

Чтобы сбежать, Ястржембскому была нужна стратегия, поясняет журналист. "И вот он обратился к культуре и разработал план, отчасти основанный на его любви к фотографии, которую он хранил в секрете от журналистов, с которыми общался", - пишет он.

Ястржембский заронил представление о себе как художнике в душу президента, но его стратегия побега также была основана на его пристрастии к Африке, рассказывает автор.

Он попросил благословения у Путина. "Я просил его несколько раз. Наконец, он сказал: "Ладно, это ваш выбор", - рассказывает Ястржембский. Они распрощались в 2008 году. "Я поблагодарил [Путина] за то, что он дал мне этот "билет", - вспоминает он. С тех пор они не виделись и не разговаривали.

"Он не хочет говорить о Крыме или Украине. Это часть не обозначенного на его "билете" правила. Он хочет говорить о своей работе, к которой его привела страсть к Африке", - говорится в публикации. Она включает в себя десяток лент и скоро выходящий на экраны документальный эпический фильм о нелегальной торговле слоновой костью. "Пока он его снимал, он выступил в роли богатого покупателя в рамках настоящей операции под прикрытием в Сенегале, результатом которой стал первый арест и заключение контрабандиста, провозившего слоновую кость. Это дало ему в его шестьдесят, своего рода, заряд адреналина, которого ему не хватало в предыдущей работе в Кремле, когда он отвечал за надоедливых, но предсказуемых еврозабияк", - иронизирует Уиттелл.

Теперь расстояние в 40 миль от Москвы вполне устраивает Ястржембского. У него нет квартиры в городе, рассказывает автор. "Атмосфера не очень хорошая, - говорит Ястржембский. - Люди нервничают из-за экономики и прогнозируемой экономической конъюнктуры".

"Большую часть своей новой жизни он проводит за границей. Когда он не занимается съемками, его часто можно найти в Тоскане, где у него второй дом, вторая жена и двое маленьких детей, которые там учатся в школе", - говорится в статье.

"Находясь шесть лет вне Кремля, он по-прежнему сохраняет связи с самыми влиятельными людьми, по крайней мере, в высших кругах сверхбогатых граждан мира, которые, возможно, ждут перемены политического ветра, а может, и нет, и все равно об этом не скажут", - пишет журналист.

Его кинокомпания расположена в головном офисе "Металлоинвеста", держателем контрольного пакета акций которого является Алишер Усманов. Говорят, что он также на дружеской ноге с Михаилом Прохоровым. "И он точно в хороших отношениях со многими западными журналистами, которым он помогал в течение многих лет", - отмечает автор.

"В некотором смысле, я - один из них. Марк Франкетти, ветеран московской службы The Sunday Times, - еще один. Во время злополучной осады московского театра в 2002 году он получил приглашение от чеченских боевиков взять у них интервью в театре, и Ястржембский дважды помог ему пройти сквозь кордон российских спецслужб, чтобы он смог с ними встретиться. С тех пор они поддерживают близкие отношения, в то время как Россия движется в сторону изоляции, что обескураживает многих из ее самых способных государственных деятелей", - говорится в статье.

"Если бы люди, подобные ему, стояли у власти, - говорит Франкетти о своем старом знакомом из Кремля, - могу сказать тебе, что Россия была бы совсем другой".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru