Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
31 мая 2004 г.

Ванора Беннетт | The Times

Не забыла ли "Международная амнистия" своих былых идеалов?

Группу "Международная амнистия", основанную для освещения судьбы заключенных, упрекают в том, что она слишком увлеклась политикой.

Война против террора, согласно группе "Международная амнистия", привела к самым серьезным нарушениям прав человека со времен принятия Всемирной декларации о правах человека. В своем годовом отчете за 2004 год организация уделила основное внимание тому, какой ущерб, по ее мнению, нанесли правам человека США и их союзники.

Сейчас, когда ситуация в Ираке столь сложна, некоторые могут с пониманием отнестись к этим утверждениям. Но такие огульные обвинения только подтверждают подозрения критиков организации, что политика стала для нее на первый план, заслонив первоначальную задачу - защищать пленников совести и заключенных, подвергающихся пыткам от репрессивных правительств.

"Международная амнистия" началась с веры одного человека в то, что люди могут помогать друг другу. Питер Бененсон, английский адвокат, основал ее в 1961 году, после того как узнал о двух португальцах, которых посадили в тюрьму за то, что они подняли тост "За свободу!" в лиссабонском кафе. Он убедил сотни людей написать тогдашнему португальскому диктаторскому правительству письма с требованиями освободить их, и план сработал.

Весь мир был захвачен идеей, что простые люди могут писать письма, чтобы помочь забытым узникам, символ организации - свеча, обмотанная колючей проволокой. Сегодня в "Международную амнистию" входит 1,8 млн человек. Это одна из самых уважаемых организаций в Европе.

Однако в последнее время растут опасения, что организация несколько отклонилась от своей первоначальной миссии. Когда Ирен Хан, служащая ООН родом из Бангладеш стала в 2001 году генеральным секретарем "Международной амнистии", она расширила сферу своей деятельности до социальных, экономических и культурных прав.

Все больше и больше внимания стало уделяться общим вопросам, а не индивидуальным случаям. Каждое разбирательство "Амнистии" теперь представляет собой тематическую широкомасштабную кампанию, направленную на очень широкие и неравнозначные вопросы, такие, как жестокое обращение с женщинами и контроль за распространением стрелкового оружия.

"Есть ли у организации типа "Международной амнистии" сколь-нибудь специфический опыт в области торговли оружием? Или возможность найти связь между торговлей оружием и нарушением прав человека? Я сильно в этом сомневаюсь, - говорит сэр Найджел Родли, член комиссии ООН по правам человека, бывший специальный докладчик ООН по проблеме пыток и бывший глава юридического отдела "Международной амнистии". - Это значительное уклонение от первоначальных целей организации. Так же как и проблема жестокости в отношении женщин. Разумеется, жестокое обращение с женщинами, которому потворствует правительство, входит в сферу прав человека. Но, если правительство не может справиться с внутренними социальными проблемами, - в этом, на мой взгляд, нет связи с правами человека. Я думаю, "Амнистия" сознательно отступает от своей старой политики".

В России деятельность "Международной амнистии" стала горячей темой. Московские правозащитники негодовали по поводу отказа организации признать Михаила Ходорковского политическим заключенным. Некоторые думают, что Ходорковский попросту слишком богат, чтобы заслужить сочувствие "Амнистии", ведь его прошлогодний арест по обвинению в мошенничестве во всем мире рассматривался как политический.

Ирен Хан сказала: "Мы рассмотрим этот случай более внимательно, но, по нашему первоначальному заключению, он не подходит под определение политического заключенного". Елена Боннер, представитель российского правозащитного движения, этим не удовлетворена. Она подписалась под двумя открытыми письмами, опубликованными на российском сайте правозащитников www.hro.org , призывающих "Международную амнистию" разобраться в этом деле.

"Я остаюсь в полной уверенности, что Ходорковский - политический заключенный. Любое другое мнение меня удивляет. "Международная амнистия" перестала быть неполитической организацией. Ее отношение к таким национальным трагедиям, как Чечня, стало политически обусловленным, они не хотят задевать интересы России.

Мы всегда говорили о лицемерии государства. Но теперь и "Международная амнистия пользуется тем же языком двойных стандартов. Это признак того, что она не является больше правозащитной организацией, а превратилась в бюрократию. Это меня очень огорчает".

Ирен Хан на вопрос об ее отношении к критике в адрес организации говорит: "Во время холодной войны американцы говорили, что мы работаем на КГБ, а русские считали нас подразделением ЦРУ. Когда вас критикуют и слева и справа, я думаю, это значит, что вы на верном пути".

И все же не "Международная амнистия" сообщила миру о пытках в "Абу-Грейб". Это сделали Международный комитет Красного Креста и генерал майор Антонио Тагуба.

Не исчезает беспокойство, что в рамках организации развивается некая элита, которая слишком занята, чтобы заниматься проблемами заключенных вдалеке от внимания прессы. "Ирен привлекает много внимания СМИ, но речь идет, скорее, о внимании к Ирен Хан, чем об интересе к организации", - говорит представитель французского отделения "Международной амнистии". "Меньше всего нам хотелось бы услышать что-то вроде: у нас нет времени на этих ребят - у нас пресс-конференция".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru